Андрей Голушко

О порядочности Виктора Назарова, прививке будущим управленцам от Леонида Полежаева, собственных губернаторских амбициях, депутатских планах и маячащем сенаторстве, с которым еще ничего не решено.

- Андрей Иванович, в ближайшем будущем будут внесены изменения в законодательство о порядке формирования Совета Федерации. Как Вы относитесь к инициативам Владимира Путина? Что отмечаете для себя как наиболее принципиальные моменты?

- Мое глубокое убеждение, что Совет Федерации должен избираться в нормальной избирательной конструкции. Если у нас прописано в Конституции «два представителя», то они должны избираться прямыми выборами. Нынешняя процедура непрозрачна, непонятна людям, да и самим сенаторам. Статус Совета Федерации сегодня размытый, и все скандальные истории с отзывами, назначениями – это все результат непрозрачности самой процедуры. Я думаю, что мы все равно рано или поздно придем к прямым выборам сенаторов, как это, в общем-то, и принято практически во всем мире. Те изменения, которые сегодня внес Президент в законодательство о порядке формирования Совета Федерации, – это точно шаг, который приближает прямые выборы. Конечно, это пока не совсем то, но это уже выборная кампания, это вместе с губернатором: три предложенных им кандидатуры уже будут облечены неким доверием населения и так далее. Зачастую у нас сенаторы брались неизвестно откуда, неизвестно как. То есть когда губернатор принимает решение сам, у него, в общем-то, нет никаких обязательств, не нужно ни перед кем объясняться, почему, мол, ту или иную кандидатуру направил в Совет Федерации. Существуют примеры таких неудачных решений губернаторов, неуспешных сенаторов. Слава Богу, Омскую область сия чаша миновала, я надеюсь, никогда этого не произойдет и впредь. Изменения, внесенные Президентом, - это первый шаг на пути к необходимым переменам, безусловно, позитивный.

- Среди критериев есть некий «ценз оседлости» - условие, согласно которому, человек должен проживать пять лет на территории, и исключения составляют только депутаты Госдумы и члены Совета Федерации. Как Вы к этому относитесь?

- Мы знаем примеры, когда некоторые известные люди становились сенаторами Тувы или еще какой-то территории и даже на карте не могли показать, где этот регион, который они якобы представляют в Совете Федерации. Сегодня процедура несколько сложнее: ты должен сначала избраться на этой территории, стать депутатом муниципального или регионального уровня и только потом можешь претендовать на право быть сенатором. Вообще этот «ценз оседлости» с реализацией той концепции, о которой я говорю – о прямых выборах, – не принципиален и становится неважен. Потому что если мы говорим: «Избиратель, теперь это Ваше дело, кого отправлять в Совет Федерации», – соответственно избиратели и решат – важно ли для них, что человек прожил здесь 5 лет, или 15 лет, или всю жизнь, а может, это будет кандидатура человека, который здесь не жил вовсе, но он настолько яркий, понятный и убедительный, что избиратели готовы его поддержать. Но на этом этапе правильно, что вводятся такие ограничения, отсеивающие случайных кандидатов. Потому что Верхняя палата, Сенат – это палата регионов – здесь должны быть те, кто может защитить права территории. А возлагать такие надежды на людей, никак не связанных с регионом, как-то наивно.

- Мы общались с местными жителями в Шербакуле. Вас хорошо знают, уважают, отзываются по-доброму. Скажите, пожалуйста, в чем секрет популярности – это политические технологии или все-таки, действительно, сила родных корней?

- Простое объяснение – это Родина, место, где я вырос, и все, что во мне есть и хорошего и плохого, это все отсюда. Человек формируется к годам к 17-18-ти. Все остальное – это знания и опыт, а база закладывается в юношеском возрасте. Все мои земляки, так или иначе, в моем формировании поучаствовали, да и я никогда не отрывался далеко. Кем бы я ни был, где бы я ни работал, каким-то магнитом меня всегда сюда тянуло. То, что меня знают – это хорошо, пока хвалят – спасибо им за это, потому что хвалят не всегда, иногда и ругают и это тоже нормально.

- В воскресенье у Вас выборы, некоторые издания, в частности БК55, пишут то том, что Вы себе организовали «технического» кандидата, своего подчиненного, то есть якобы у шербакульцев выборы безальтернативные…

- Я даже прочитал, что это нечестные выборы, «потому что Голушко использует технологии»: он вешает фонари, чинит дороги и еще, гад такой, вот и церковь построил, школы ремонтирует, и это вот нечестные выборы. Я только одного понять не могу – нечестные в чем? Я что, пообещал что-то сделать и не сделал или кого-то обманул? Да, у меня есть возможность помогать своей Родине – так я ей помогал, не претендуя на депутатство пять, десять, пятнадцать лет назад!!! Уже 30 лет прошло, как я отсюда уехал, и 30 лет я чувствую себя депутатом от Шербакуля - неформализовавшимся, без мандата, но я им себя ощущаю. И то, что я в силу каких-то своих возможностей – раньше меньших, сейчас больших – что-то делал и помогал, это нормально. Я отсюда уехал, но остался должен земле, я вот этим людям должен и то, что могу, я делаю. Когда я прихожу и говорю: «Ребят, вот так и так, ситуация такая, я наконец-то могу теперь стать формальным от Вас представителем, неважно, где, и если Вы меня поддержите, спасибо за это». Нечестность, она в чем? Знаете, я вообще спокойно отношусь ко всему тому, что пишут в любой прессе, потому что у всех есть свои задачи. Вот у меня задача – делать то, что я наметил, у прессы – задача своя. У Сусликова (Сергея - президента ИД «ТРИЭС» - прим. ред.) она простая – увеличивать свои бизнес-успехи. Он делает свои издания более популярными посредством всяких скандалов, нападок на кого-то, «наездами», какими-то экстравагантными вещами – это нормально, это технология осуществления реализации медийного бизнеса. Сусликов, кстати, очень успешный предприниматель.

- Вы на него не обижаетесь?

- Абсолютно нет. У меня могут быть какие-то вопросы, я считаю, что какие-то вещи можно делать профессиональней, грамотней. Если у журналиста его издания есть какие-то сомнения или вопросы, лучше задать их лично мне, чем выстраивать домыслы, сложно сочетаемые комбинации. Они предпочитают такой стиль, ну и флаг им в руки, у них своя работа, они ее так реализуют. Они же бизнес-компания.

- Сегодня к Вашей персоне повышенный интерес в регионе. Говорят о неких губернаторских амбициях с Вашей стороны. Например, писали, что новый телевизионный проект Павла Паутова совместно с МКР реализуется исключительно «под Вашу персону». Дескать, Вы заранее формируете себе, скажем так, информполе для будущих губернаторских выборов. Хотелось бы, чтобы Вы как-то прокомментировали слухи: есть ли у Вас такие амбиции и договаривались ли Вы о чем-то с Иваном Поляковым или Павлом Паутовым?

- Жизнь у меня сложилась так, что о моих амбициях говорят последние лет 20-25. И о притязаниях говорят. Амбиций у меня много, это правда, я их никогда не скрывал. Но здесь опять домыслы - с Поляковым проект телекомпании я не обсуждал. Паутова я считаю профессионалом. Я могу соглашаться или не соглашаться с некоторыми идеологическими моментами, но я его считаю весьма сведущим человеком в том, чем он занимается. При этом никаких бизнес-контактов с Павлом Паутовым у меня никогда не было и нет. А что касается губернаторских амбиций, я считаю, что на сегодняшний день для Омской области эта тема закрыта. Региону повезло, что при существующей системе назначений был назначен именно Виктор Назаров – во-первых, человек, который здесь родился и вырос, во-вторых, человек, который обладает самыми главными, с моей точки зрения, качествами для успешного руководства – он порядочный и честный. Я его знаю 25 лет, у меня никогда не было в этом ни малейших сомнений. И даже сейчас можно сколько угодно говорить, что он не готов, чего-то он не знает. Чего не знает – узнает, чего не умеет – тому научится. Самое главное, что он приличный, порядочный человек, со всем остальным он разберется, наберется опыта. Я уверен, что из него выйдет очень хороший губернатор. Он мой товарищ. У нас, мне кажется, хорошие, доверительные отношения, я этим дорожу. У меня нет никаких притязаний, попыток ему навредить, помешать, - это исключено. Подставить ему плечо и помогать я готов, делиться советом, опытом, какими-то своими контактами – это все то, что я готов отдать в распоряжение. И то, чем я сегодня в Шербакуле занимаюсь, это один из элементов последующей нашей с ним работы. Думаю, что будет еще у омичей возможность оценить деятельность и Назарова, и нас – тех людей, которые будут ему помогать.

- Андрей Иванович, Вы были вице-губернатором, о Вас до сих пор говорят как об очень хорошем, высококлассном специалисте. Вы понимаете, насколько сложно создать новую команду: сплоченную, которая обязана сработаться. Зная людей, которые остались в кабмине и которые туда пришли, как бы Вы охарактеризовали состав нового Правительства?

- Я не претендую на то, чтобы принимать участие в формировании, как вы ее называете, команды. Я считаю, что это дело исключительно губернатора. Знаете, все равно за все придется отвечать человеку по фамилии Назаров, губернатору Омской области, а не тем, кто с ним учился, дружил, кто имеет с ним какие-то контакты, связи и так далее. В какие-то критические моменты об этих людях не вспомнит никто, все вопросы будут к самому губернатору и ответственность за все, что происходит, лежит на нем. Соответственно, и у него есть исключительное право принимать решения в отношении персоналий – кого он считает нужным пригласить. Счел он нужным сформировать такой состав, какой он сформировал, – это его исключительное право, и я могу только ему подсказывать, помогать, давать какие-то советы, использовать тот опыт, который у меня уже сложился по работе в Москве. Вот это я здесь обсуждать готов, а вмешиваться и комментировать фамилии… Давайте дадим им всем возможность поработать, продемонстрировать свои какие-то навыки, умения, и судить будем уже по результатам, по тому, что происходит, по динамике изменений – в лучшую или в худшую сторону. Я предпочитаю судить уже по каким-то фактам, а не по неким зрительным заключениям, слухам, которые гуляют. Давайте подождем, давайте дадим им шанс реализоваться, а потом оценим.

- Вы сказали, что области повезло с губернатором, а повезло ли городу с мэром? Будет ли, на Ваш взгляд, работа Вячеслава Двораковского и Виктора Назарова продуктивной, или противоречия и разлады между теми, кто занимает ключевые посты в регионе, неизбежны?

- Я не очень хорошо знаком с Вячеславом Двораковским, мы всего несколько раз в жизни виделись. Учитывая то, что я о нем знаю, и, судя по тому, что я увидел за последние несколько недель, мне кажется, может получиться очень неплохой тандем. Все устали от этих внутренних баталий, и какая-нибудь история под названием «Неугодный мэр - 5» не нужна никому: ни губернатору, ни мэру, ни людям, в первую очередь. Это серьезный сдерживающий фактор. Леонид Константинович такую «прививку» против этого поставил, что, думаю, хватит и разума, и компетентности, и приличия у новых руководителей, чтобы не повторять вновь этих ошибок.

- Многие говорят о том, что в регионе «некрасиво» произошла передачи власти. К примеру, в Томске с почестями проводили старого губернатора, с почестями встретили нового. А в Омске на инаугурации Назаров даже не вспоминает про Полежаева, а Полежаев, в свою очередь, не приезжает на вступление в должность Назарова. На Ваш взгляд, почему так, и стоит ли вообще искать здесь что-то показательное?

- Слушайте, не будет таких историй, вам же не о чем будет писать, и говорить, и снимать! Тут целая тема, почему Назаров не упомянул, почему Полежаев не приехал. Чего вы из этого какие-то выводы делаете? Я не знаю, почему не приехал Леонид Константинович: закапризничал ли или просто не смог. В общем-то, мне это и неинтересно. Я думаю, ничего серьезного за этим не кроется и не стоит. Да, этот этап прошел вот так, ну и забудьте о нем, давайте дальше-то жить! Назаров объяснил, почему не упомянул: он говорил о тех, кто уже ушел из жизни. Слава богу, Леонид Константинович в этот список не входит, дай Бог ему здоровья. Тогда не упомянул, зато на днях упомянул, на «Королеве спорта» в Большеречье! Опять же, упомянул, и чего? Журналисты начнут говорить теперь, что «Назаров кардинально пересмотрел взгляды на жизнь» – месяц назад не упоминал, теперь упомянул, что произошло за этот месяц? Видите, я вам тему подарил!

- Вы много проработали с Леонидом Полежаевым, были вице-губернатором, а потом между вами словно черная кошка пробежала. Прошло достаточно времени, чтобы посмотреть на это со стороны. Расскажите, что случилось, и годы спустя, не изменилось ли Ваше отношение к той ситуации, может, в своем поведении увидели просчеты?

- Вообще я Полежаеву очень благодарен, потому что именно он дал мне шанс себя проявить. Логика очень простая – я молодой, 28-29-летний депутат Законодательного Собрания, в общем-то, уже обеспеченный человек, который имел возможность говорить: «Слушайте, Леонид Константинович, вы губернатор, а вот это не видите, это не делаете, отчего так?». Абсолютно точна была его реакция: «Раз ты такой умный, то пойдем, встанешь рядом и попробуешь это сделать». И я в 32 года становлюсь вице-губернатором. Это предыстория того, что произошло. Помню, 1997 год, июль, время, когда месяцев шесть не платили зарплату педагогам, месяца четыре была задержка по пенсиям, около года - по детским, и в первый свой день я шел на работу в обладминистрацию через площадь, на которой тысяч 20 человек стояли и митинговали. И была такая мысль: «Зачем я туда иду?» В здании сзади, откуда я вышел, все хорошо, люди зарплату получают вовремя, меня любят, я там руководитель, хозяин компании. А я иду через эту площадь в здание, которое находится под осадой, причем абсолютно резонно: «пенсию дайте», «зарплату дайте», «детские пособия дайте». Это был такой вызов самому себе: побоишься или не побоишься, убежишь или не убежишь? На второй день своей работы я пошел на крылечко к этим митингующим, бастующим договариваться. А через неделю - перекрытый женщинами Транссиб (на рельсы женщин Кравец вывел). И мне пришлось в первую неделю «снимать» их оттуда, потому что если бы не я, то подключился бы ОМОН – что такое перекрытый Транссиб, уже тогда всем было понятно. Начиналось все именно в таких условиях и обстоятельствах, и Леонид Константинович на том этапе, считаю, сыграл огромную роль и принес огромный позитив для всей Омской области. Потому что пережить этот самый тяжелый и переломный момент с руководителем, который был не готов к этому, было бы намного тяжелее. Он к этому был готов, он прошел огромную школу, руководил коллективом в тысячи людей. У него сумасшедшая интуиция, абсолютно дикая работоспособность – он почти в два раза меня старше, и я все время удивлялся этой способности в 6 утра приземлиться в омском аэропорту из Москвы и ехать сразу же в рабочий кабинет. Я не знаю, было ли так в последние годы, но при мне было именно так. И конечно, он этим прививал определенные навыки и установки, на своем примере демонстрируя, как нужно относиться к делу, которым ты занимаешься. За эту школу рядом с ним (5 лет я проработал его первым заместителем, до этого 4 года в Законодательном Собрании) я, конечно, благодарен. Этот опыт наложил отпечаток на всю жизнь и «дал путевку», разбудил интерес к политике, к управлению. Это все вот оттуда. Но, знаете, все меняется, и даже такие грандиозные люди, как Леонид Константинович, тоже. Я считаю его самой главной стратегической ошибкой (думаю, он сам это понимает, но не признает никогда) неспособность вовремя уйти. Есть такая беда даже у талантливых людей, как Полежаев. Мы с ним тоже об этом говорили, он знает мою позицию, я вам не секрет какой-то говорю – мы с ним это обсуждали. Неспособность вовремя уйти – это теперь тот крест, который ему придется нести, потому что держаться до последнего и потратить последние 5-7 лет жизни только для того, чтобы сохранить под собой кресло, это недостойно его, он всегда был выше этого. Но вот как-то так с возрастом трансформируется восприятие мира, что главной ценностью становится сохранение себя здесь. И это как раз было темой, на которой взгляды наши разошлись. Я считал, что должны быть какие-то другие задачи и цели. Так считаю и теперь.

- В 99-ом на Вас было совершено покушение. Тогда СМИ высокопарно заявляли, что «стреляли в политику губернатора». Но было и мнение, что мишенью был «бизнес Голушко». Расскажите, где здесь правда. Удалось ли найти тех, кто стрелял? Отомстить, может, как-то...

- Не нашли, не отомстили. Причина всей этой стрельбы – спорткомплекс им. В. Блинова, который был в то время захвачен некой группой предпринимателей. Я его очень активно возвращал в собственность и вернул. Но в промежутке между тем, как я его возвращал и вернул, произошла вот эта трагедия, я остался жив, погиб мой водитель. Знаете, всем за все приходится платить. Мое отношение к таким историям формулируется очень просто: Господь управит.

- Не секрет, что, скорее всего, Вы станете сенатором в Совете Федерации. Расскажите, не боитесь ли Вы, что с Вами поступят как с Валентином Бобыревым, который был избран депутатом Замелетёновки, да там и остался? И если Вы все-таки пройдете в Совфед, чего Вы хотите для Омской области такого, чего у нее еще нет?

- У нас Законодательное Собрание направляет своего представителя в Совет Федерации. Если депутаты Заксобрания меня поддержат, буду достойно исполнять обязанности в меру своих сил, умений и возможностей. Но не стоит раньше времени говорить (как вы сейчас попытались), что вопрос с сенаторством - решенный. Шанс, что он будет решен, есть, но это зависит не от меня, а от депутатов. Думаю, в ближайшее время мы их мнение узнаем. Если же это произойдет… Мне многие вещи понятны, которые нужно делать, - я не отрывался от Шербакульского района, от Омской области. Более того, у меня есть некое преимущество перед теми, кто отсюда никуда не выезжал, - у меня была возможность посмотреть и сравнить с тем, что происходит в других регионах, какие там реализуются проекты, каким образом формируются программы, как территории работают с федеральным центром. Мы в этом смысле очень серьезно отстали, чего бы там ни рассказывали на «12 канале», мы на самом деле отстали во многом. К большому сожалению, это правда, и лучше ее знать. Мы не участвуем в целой массе федеральных программ, в которых обязаны участвовать по определению как большая территория с двумя миллионами населения. Мы не участвуем в целом ряде интересных инвестиционных проектов, мы не создали никаких новых производств. Все в одном направлении – из Омской области. У нас все крупные предприятия уходят, перерегистрируются, исчезают. Они не становятся налогоплательщиками, не создают здесь рабочие места. Обратного процесса у нас нет – нет притока экономически активных субъектов, компаний, у нас пока очень пассивно ведет себя мелкий бизнес. Опять же в сравнении с другими территориями это бросается в глаза. Всякие мелкие кафе, ресторанчики, гостиницы – в сфере услуг мы «заморожены» оказались. Во многих регионах (не во всех, конечно, но ориентироваться же мы должны на лучшие, правда?) жизнь кипит так, что крышка у котелка подпрыгивает! Я очень хочу, чтобы и у нас создалась такая атмосфера. Мы уже с губернатором несколько проектов обсудили. Я думаю, что уже до конца года что-то интересное у нас уже начнет происходить. Плюс, я считаю, что новый состав Правительства (в котором на самом деле есть очень хорошие специалисты) в ближайшее время будет вырабатывать и представлять нам некий план действий. Плюс спасибо нашему соученику Герману Грефу: одна из лучших, профессиональнейших команд в стране, которая существует, сейчас будет работать над концепцией развития Омской области, решение об этом принято и у нас. Я думаю, тоже до конца года появится возможность оценить их предложения и их наработки, а заодно увидеть их оценку. Поэтому оснований для оптимизма у нас достаточно. 

 

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь