Виктор Лапухин

О храме искусства, в котором до беды недалеко, о министерской недалекости, бюджетной несостоятельности и неподъемных для нового правительства сметах, а также о торговом центре, которого рядом с ТЮЗом не будет хотя бы потому, что земля прилежащая давно и крепко в частных руках.

Виктор Лапухин, Министр культуры Омской области

О храме искусства, в котором до беды недалеко, о министерской недалекости, бюджетной несостоятельности и неподъемных для нового правительства сметах, а также о торговом центре, которого рядом с ТЮЗом не будет хотя бы потому, что земля прилежащая давно и крепко в частных руках.

- Виктор Прокопьевич, наверное, беспокойство актёров ТЮЗа и театральной общественности вызвано тем, что театр, который с советских времён считался чуть ли не храмом искусства, где творят инженеры человеческих душ, станет частью коммерческого развлекательного учреждения, главной целью которого будет прибыль. Есть опасения, что концессионер пустится "во все тяжкие" и, соответственно, будет вмешиваться в жизнь труппы, а значит, о высоком искусстве и воспитании детей уже не может быть и речи. Вы готовы развеять такие опасения?

- На самом деле у Министерства культуры Омской области задача одна: отремонтировать здание, в котором сегодня живет "храм искусства", коллектив Театра юного зрителя имени 20-летия Ленинского комсомола. Сегодня помещение находится в ограниченно работоспособном состоянии: в аварийном состоянии все инженерные сети театра, практически не работает отопительная система.Не так давно во время спектакля случился пожар. Помните, замкнула электропроводка в прошедшем театральном сезоне? Пришлось эвакуировать детей из зрительного зала, слава Богу, быстро ликвидировали очаг возгорания. Весь прошедший театральный сезон температура внутри здания, особенно в зрительном зале, не поднималась выше 16 градусов. Особенно в лютые морозы прошедшей зимы. И естественно, дети, приходя на спектакль, были вынуждены смотреть его в верхней одежде. Много писем было губернатору, нам, Министерству культуры, много звонков. Так как сейчас у нас есть возможность напрямую обращаться на телефоны доверия Президента, Премьер-министра, первых руководителей региона, зрители это делали постоянно. В связи с этим Министерство культуры Омской области приняло решение - провести новое техническое обследование здания. Что мы и сделали, заказав это в специализированной организации "Омскгражданпроект", которая ещё в 2007 году тоже проводила подобное техническое обследование и уже тогда сделала неутешительные выводы. То есть здание необходимо было капитально ремонтировать ещё в 2007 году,а может быть, и раньше. На самом деле со времени возведения этого здания ни одного настоящего капитального ремонта, технического перевооружения никогда не проводилось. Но всё, что мы смогли сделать в текущем году за счет бюджета, - направить какие-то средства на замену силового электрического кабеля. Силовым называется, потому что когда мы начинаем в здании включать дополнительные калориферы, чтобы его хоть как-то обогреть, существующие электролинии, электрокабели уже не выдерживают. Тут недалеко и до беды. Кроме того, в аварийном состоянии и фасад. В выводах архитекторов и тех людей, которые проводили последние технические обследования, говорится о том, что даже горожанам, которые находятся вблизи здания, угрожает опасность. Потому что плитка фасадная довольно тяжёлая и иногда с большой высоты падает, люди могут пострадать. Кто-то за это потом понесёт ответственность. Одним словом, 44 года храму искусства, возрастные изменения налицо.

- Поизносился…

- Да, поизносился. И надо как-то решать вопрос. Но в связи с тем, что в бюджете области серьёзное напряжение, мы понимаем, что рассчитывать на деньги из областной казны не приходится. Никто не скрывает, что и в целом состояние экономического развития в России сегодня резко оставляет желать лучшего: и валовый продукт, и производство. Все говорят, что следующий год в части наполнения бюджетов субъектов Федерации будет намного сложнее, чем 2013 год. Учитывая обстановку, было принято такое решение: попробовать найти инвестора. И поручение мы,естественно, получили, как два учредителя: Министерство культуры и Министерство имущественных отношений. Конечно, нам, Министерству культуры, хотелось бы, чтобы просто нашлись деньги, здание отреставрировали, провели реконструкцию и никаких вопросов больше не возникало. Примерная стоимость (ещё по первым проектам, которые были выполнены и до технического обследования 2007 года да и позже, в 2010 году), чтобы дать зданию ТЮЗа вторую жизнь, от 500 до 800 миллионов рублей.

- То есть это окончательная цена вопроса?

- Это цена вопроса предварительная. Скажем так, 750 миллионов рублей мы бы попросили из бюджета области. Но ,знаете, как говорят, "надо только ввязаться, а война план покажет", так и здесь. Если бы сегодня строители зашли со сметой на эту сумму, то потом бы обязательно выявилось бы ещё что-то, потом - ещё. И примерно, как при реконструкции нашего Концертного зала или Театра кукол, стоимость возросла до миллиарда рублей. Я так думаю. Не как строитель, а как человек, который умеет чуть-чуть считать.

- Раз это так дорого, сразу возникает вопрос: а за счёт чего инвестор планирует окупить свои вложения?

- Вы знаете, во-первых, потенциального инвестора, который бы сегодня сказал: "У меня есть миллиард, и я его вкладываю, и готов предложить вам следующие условия, по которым через сколько-то лет я намерен вернуть свои деньги - миллиард или 800 миллионов, или 500", - такого инвестора, наверное, пока нет. Всё, что касается разговоров о проекте договора, о концессии - только наши задумки и планы. Юристы двух, а вернее, даже трёх министерств, сошлись на том, что нам выгоднее концессия. Сегодня ведь в Российской Федерации законодательство рассматривает два варианта: инвестиционный договор и договор о концессии. Наши юристы считают, что договор о концессии наиболее приемлем, потому что в подобных договорах предусматривается условие срока концессии, то есть возврата имущественных прав государству и все остальные условия. Вот как раз коллектив ТЮЗа очень сильно пугает перспектива, что концессионер зайдёт и потом на протяжении 10-15 лет будет эксплуатировать это здание, извлекать прибыль, в том числе, и от реализации, скажем, государственного задания театра. Да нет, это исключено! Все условия прописываются и, прежде всего, необходимо провести конкурс,открытый аукцион, найти такого концессионера,а потом уже говорить о том, какой будет проект. Это тоже всё будет сделано в рамках законодательного порядка, который предусмотрен законами нашей области и города Омска. Какой будет проект, что именно подлежит реконструкции, сформулируют в техническом задании, напишут, возможно или не возможно пристроить что-то на этих площадях или на земельном участке, который есть, возможно или не возможно организовать парковки – все будет оговорено в договоре. Да, мы хотели бы видеть комплексную реконструкцию, а не только ремонт самого здания. Такие примеры, примеры успешные, есть совсем рядом, у наших соседей. Это город Екатеринбург. Когда под зданием такого же муниципального Театра юного зрителя, изучив геологию, все грунты и так далее, организовали платную парковку. Платно, бесплатно – это второй вопрос, главное, что есть парковка рядом со зданием. Но там это делается за счёт бюджета, потому что Екатеринбург чуть побогаче, чем Омская область. Сам город, промышленность Урала и т. д. У нас такой возможности нет, и поэтому мы объясняли вчера с заместителем министра имущественных отношений и журналистам, и членам коллектива, которые были на этом собрании, что, в принципе, это два подхода, два этапа.

- Получается, конкурс только впереди. Вы хотя бы для себя представляете, кого бы реконструкция ТЮЗа могла бы заинтересовать?

- Никто сегодня не говорит о том, что мы объявим такой аукцион, и в очередь будут стоять инвесторы. А с другой стороны, может быть, желающие и найдутся. Причем не только в пределах Омского региона. География электронных аукционов, знаете, широкая… Даже вот на те, что проводит сегодня Министерство культуры, учреждения государственной культуры, заявляются от Владивостока до Калининграда и выполняют эти работы. Может быть, в России такой инвестор найдётся. Или там концессионер. И возьмётся за наш омский ТЮЗ. Сегодня одно понятно: со зданием надо что-то делать. А если вдруг всё положительно решится, то, как мы разговаривали, скажем, с руководителем Минимущества и другими юридическими службами, всю эту работу можно было бы выполнить в самый короткий срок. Скажем, два года, два с половиной года. И вернулось бы всё на круги своя. По-настоящему бы получился храм искусства, и Театр юного зрителя вернулся в своё любимое помещение, в свой дом, и продолжал работать. Это государственный театр. И не может быть даже разговоров никаких о том, что кто-то бы позволил или кто-то бы рискнул отважиться на то, чтобы зашёл туда концессионер, как в той детской сказке, и потом про ТЮЗ забыли. Повторюсь, ТЮЗ - это государственное учреждение. И просто так его закрыть,скажем, ни Министру культуры, ни еще кому-то не удастся, да и это же надо быть совсем каким-то недалёким, чтобы на это согласиться. Или способствовать этому.

-Вот всё-таки не могу не спросить. Лично Вы можете пообещать омичам, что процедура объявления конкурса на концессию, выбор наиболее интересного варианта будет максимально прозрачным, понятным для жителей города. И где и когда можно будет с проектами познакомиться?

- Вы понимаете, лично я могу пообещать, потому что всё, что зависит от меня как от Министра, я сделаю. Если потребуется моё согласование или руководителя театра, я поставлю свою подпись только тогда, когда увижу приемлемые условия, прочитаю договор и буду точно уверен в партнерах. Но и сейчас нисколько не сомневаюсь, что будет всё прозрачно, так как это открытый аукцион. Я думаю, что многое зависит от того, насколько мы оперативно сработаем над проектом договора, а сегодня, пока идёт обсуждение столь широкое, что больше напоминает базар, это тормозит работу. Сейчас нужны люди, которые бы этот проект с точки зрения закона просто прописали, а потом бы мы его при необходимости доработали. А после доработок состоялся бы аукцион. У аукциона тоже есть сроки: месяц или, может быть, два. А потом следующий этап, когда некий концессионер конкурс выигрывает. Там уже во главе угла проект и всё остальное. На этом этапе работы как раз могут затянуться на полгода, а может быть, и больше. Зависит от того, как оперативно люди будут работать, чтобы всё это утвердить, и тогда уже только стоит приступать к выполнению работ. Никакой концессионер не сможет произвольно что-то строить, надстраивать рядом или прямо в этом здании и т. д. без согласия концендента, то есть нашей Омской области.

- Я правильно поняла, что вообще омичи могут рассчитывать на какой-то комплексный и здравомыслящий подход? Вот Концертный зал открыли, а припарковаться-то даже VIP-ам не всем места хватает. А если, как мы представили, ТЮЗ подвинет какой-то торговый центр, центр города может быть просто парализован из-за личного автотранспорта…

- Да какой торговый центр?!!! Об этом вообще и речи быть не может! И сегодня возле здания ТЮЗа нет парковки, ее нет!Там же всё,что связано с территорией "вокруг" театра юного зрителя, неприкосновенно: вся земля либо в частных руках, либо в аренде, свободной под застройку там просто уже нет. Ни изымать нечего, ни продавать нечего, инвестору тоже предложить нечего. Вопрос, действительно, очень серьёзный.

- То есть инвестор, кем бы он ни был, не разгуляется там?

- Конечно, нет.

Беседовала Татьяна Шкирина

Видеоверсию интервью смотрите в программе "Омск здесь" в эфире телеканала "РЕН ТВ в Омске" 17 августа в 12:30, 19 августа в 7:30 и 12:30

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь