ibigdan: "Могу допустить, что, прочитав сценарий очередной постановки, Путин морщится, делает страдальческое лицо и с надеждой вопрошает: "А может, как в прошлый раз, на самолёте?"

На днях прочла заметку в блоге какого-то омского радийщика, который рассуждал о том, каким должно быть телевидение. Забавно, что эта тема горячо любима теми, кто зачастую понятия не имеет, о том, что такое собственное ТВ-программирование. И еще теми, кто хватается за частное и пытается натянуть его на общее, даже если очевидно, что не налезает. Если вы приходите в магазин, чтобы купить костюм, а все перемеренные модели не сходятся на вашем выдающемся животе, вы же не кричите: «Прикройте лавочку немедленно!», потому что понимаете, что и без вас покупатели найдутся. Которые стройнее, и не обжираются на ночь, лелея мечту одномоментно похудеть (читай - научиться разбираться в телевидении ни дня там не проработав). Не подошло вам ? подойдет кому-то другому. С другой стороны, наша страна, увы, не Швеция, где действительно слово журналиста может повилять на карьеру даже самых высоких политических чинов. И опять же, спросите обывателей, которые все знают о продажности российской журналистики – готовы ли они из своего кармана оплачивать свободу слова? Что в Швеции, что в Англии независимое телевидение существует за счет налогов на каждый телевизор в доме. И тут возникает вопрос: а что российское общественное сознание, истомившееся в ожидании свободы слова, готово сделать ради его «освобождения»? Предложи среднестатистической семье: «Платите 5 тысяч в год, и будет вам «лицензия» на правду!». Угадайте, куда Вас с вашей Правдой пошлют. Мы получаем то, что мы заслуживаем. А видим, соответственно, именно то, что нам удобно видеть. Пользователь «ЖЖ»ibigdan, конечно, не Евгений Замятин, но современное «МЫ» описал довольно точно.

На днях прочла заметку в блоге какого-то омского радийщика, который рассуждал о том, каким должно быть телевидение. Забавно, что эта тема горячо любима теми, кто зачастую понятия не имеет, о том, что такое собственное ТВ-программирование. И еще теми, кто хватается за частное и пытается натянуть его на общее, даже если очевидно, что не налезает.

Если вы приходите в магазин, чтобы купить костюм, а все перемеренные модели не сходятся на вашем выдающемся животе, вы же не кричите: "Прикройте лавочку немедленно!", потому что понимаете, что и без вас покупатели найдутся. Которые стройнее и не обжираются на ночь, лелея мечту одномоментно похудеть (читай - научиться разбираться в телевидении, ни дня там не проработав). Не подошло вам? Подойдет кому-то другому.

С другой стороны, наша страна, увы, не Швеция, где действительно слово журналиста может повлиять на карьеру даже самых высоких политических чинов. И опять же, спросите обывателей, которые все знают о продажности российской журналистики – готовы ли они из своего кармана оплачивать свободу слова? Что в Швеции, что в Англии независимое телевидение существует за счет налогов на каждый телевизор в доме. И тут возникает вопрос: а что российское общественное сознание, истомившееся в ожидании свободы слова, готово сделать ради его "освобождения"? Предложи среднестатистической семье: "Платите 5 тысяч в год, и будет вам "лицензия" на правду!". Угадайте, куда Вас с вашей Правдой пошлют. Мы получаем то, что мы заслуживаем. А видим, соответственно, именно то, что нам удобно видеть. Пользователь "ЖЖ" ibigdan, конечно, не Евгений Замятин, но современное "МЫ" описал довольно точно.


Путин и пропаганда: путь комбайнёра

Когда Владимир Владимирович Путин поехал по стране на жёлтой «Калине», я негодовал. Когда он достал со дна две амфоры, я задумался. А когда сел за руль комбайна, чтобы собрать для народа кукурузы, мне всё стало окончательно ясно. Поэтому когда мой товарищ после просмотра последнего сюжета высказался в том смысле, что, мол, не делает ли он из нас идиотов, я постарался его успокоить: нет, не делает. Мы и есть идиоты.

Мы – это среднестатистический гражданин России, который, согласно исследованиям, хоть и недоволен действиями властей, не считает, что может как-то повлиять на судьбу страны и не интересуется политикой, а из всех СМИ предпочитает старый добрый телевизор и за прошедший год не прочитал ни одной книги, лучшим певцом считает Баскова, а юмористом — Петросяна. Ещё мы в этом году стали меньше пить – всего 31,5 бутылку водки на брата в год, потому что по-прежнему не верим в улучшение нашей жизни. Несмотря на это, мы стали чуточку счастливее — всего на 4%, но все же.

Мы – это таргет-группа. Это именно мы создаём коллективный запрос на разнообразные миролюбивые сюжеты. Такие сюжеты, как таблетка обезболивающего: пусть завтра не будет лучше, чем сегодня, пусть мы ничего не можем изменить, но нам приятно осознавать, что там наверху работают люди такие же, как и мы. Конечно, побогаче да посолиднее, но в общем и в целом такие же среднестатистические.

У большинства людей при слове «пиар» в голове всплывают неопределённые образы, что-то из жизни знаменитостей, какие-то сверкающие многоэтажные офисные центры, кейсы с деньгами и глянцевые журналы. У меня же при слове «пиар» возникает только один образ – холодный взгляд, зализанные назад волосы и тонкие сжатые губы рейхминистра народного просвещения и пропаганды Рейха Йозефа Гёббельса. Человека, который 70 лет назад сформулировал однозначные, не терпящие разночтений правила: пропаганда (читай «пиар») должна быть рассчитана на массовую аудиторию; пропаганда должна быть понятной даже для самого последнего идиота.

Именно для среднего «мы» Путин ездит на комбайне наперегонки с Медведевым, ловит тигров и плавает с дельфинами. Кто-то может плеваться и восклицать «доколе!», но пока этот «кто-то» является лишь допустимой погрешностью, жалкой щепкой в среднестатистическом океане «мы», нам никогда не покажут других сюжетов. Увы, таковы непреложные законы пропаганды. Могу допустить, что, прочитав сценарий очередной постановки, Путин морщится, делает страдальческое лицо и с надеждой вопрошает: «А может, как в прошлый раз, на самолёте?» Нет, Владимир Владимирович, теперь на комбайне, этого от нас требует ситуация.

Пропаганда – это орудие, способное решать самые разнообразные задачи. Задача сегодняшней пропаганды – это удержание массового сознания на низком уровне критичности, когда лидер нисходит к народу, опускается до уровня среднестатистического «мы», намеренно «глупеет». Но есть и другой путь. Путь, когда лидер возвышается, призывая свой народ тянуться за ним вверх, учиться, развиваться, работать и побеждать. Путь исключительности, когда нация вдруг осознаёт свою уникальность, будто пробуждается от многолетнего сна, с удивлением оглядывается вокруг и поднимает оброненное знамя. Разве может среднестатистическая масса, поощряемая «нисходящим пиаром» создать великое будущее? Почему лидеры прошлого насаждали среди крестьянства грамотность, а не потакали пьянству и темноте? Почему не опускались до среднего уровня, стараясь прикинуться своими, а писали книги и вдохновляли личным примером? Не потому ли, что хотели создать великую страну? И разве этот путь не является единственно верным и естественным для русского человека? Разве повернётся язык такую пропаганду назвать этим мерзким, чужим словом «пиар»?

Если вы дочитали этот текст до конца, вы не среднестатистическое «мы», но даже если вас сто тысяч, вы, так же, как и я, — всё равно всего лишь щепка, осколок чего-то утерянного. Вы можете не соглашаться со мной в общем или в частностях, может быть я даже задел ваше самолюбие, и вы захотите поспорить, но вы никогда не сможете опровергнуть законов пропаганды. Законов, которые управляют нашим сознанием.
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь