MsTataka о перспективах бэби-боксов: "В Пермском крае администрация также планирует перенять кубанский опыт, установив несколько устройств. На очереди – Томск, Омск, Новосибирск и Кировская область"

Как-то весной записывала интервью с депутатом ГД Еленой Мизулиной. Разговор шел об абортах. Тема, на мой взгляд, индивидуально-женская, на взгляд депутатский - общественно-политическая. Елена Борисовна негодовала: почему налогоплательщики должны "спонсировать" чьи-то аборты? В смысле, подобные операции должны стать платными, а в идеале их вообще не должно быть. Разве что по медпоказаниям и по каким-то исключительным случаям. "А если семья за чертой бедности?", "А если муж алкоголик?", "А если ребенок нежеланный?", - по всей видимости, мои аргументы оказались уж слишком заурядными. Собеседница твердо стояла на своем: "Мы будем давать беременным доппособия" (2 тысячи рублей в месяц, по мнению Елены Мизулиной, способны преобразить мотивационную картину беременной до неузнаваемости). После часовой беседы я вроде бы, наконец, поняла ее (думскую) логику: "Сначала рожайте, потом разберемся". Как разбираются с нежеланными детьми некоторые родители, порой, узнаешь из криминальных сводок. Но это прошлый век. Теперь – другое дело. До России докатилось чудо технической мысли: анонимные бэби-боксы. Этакая "утилизация отходов собственной жизнедеятельности". Родила – не понравилось? Выбрось. Авось, кто-нибудь сердобольный подберет и, может, даже вырастит. А ты, мама, спи (или веселись) по ночам спокойно, тебя не накажут. И не бойся очередной беременности, уж ты-то точно знаешь, что ребенка всегда можно пристроить. Священник-утопист Томмазо Кампанелла апплодировал бы нашему прогрессу со слезами на глазах, ведь мы на пути к идеальному, с точки зрения средневековья, обществу: деторождение уже в ведении государства, а если еще половые связи и воспитание новорожденных отдать под чуткий контроль Правителя, то глядишь, все в городах солнца жить будем.

Как-то весной записывала интервью с депутатом ГД Еленой Мизулиной. Разговор шел об абортах. Тема, на мой взгляд, индивидуально-женская, на взгляд депутатский - общественно-политическая. Елена Борисовна негодовала: почему налогоплательщики должны "спонсировать" чьи-то аборты? В смысле, подобные операции должны стать платными, а в идеале их вообще не должно быть. Разве что по медпоказаниям и по каким-то исключительным случаям. «А если семья за чертой бедности?", "А если муж алкоголик?", "А если ребенок нежеланный?", - по всей видимости, мои аргументы оказались уж слишком заурядными. Собеседница твердо стояла на своем: "Мы будем давать беременным доппособия" (2 тысячи рублей в месяц, по мнению Елены Мизулиной, способны преобразить мотивационную картину беременной до неузнаваемости). После часовой беседы я вроде бы, наконец, поняла ее (думскую) логику: "Сначала рожайте, потом разберемся". Как разбираются с нежеланными детьми некоторые родители, порой, узнаешь из криминальных сводок. Но это прошлый век. Теперь – другое дело. До России докатилось чудо технической мысли: анонимные бэби-боксы. Этакая "утилизация отходов собственной жизнедеятельности". Родила – не понравилось? Выбрось. Авось, кто-нибудь сердобольный подберет и, может, даже вырастит. А ты, мама, спи (или веселись) по ночам спокойно, тебя не накажут. И не бойся очередной беременности, уж ты-то точно знаешь, что ребенка всегда можно пристроить.

Священник-утопист Томмазо Кампанелла апплодировал бы нашему прогрессу со слезами на глазах, ведь мы на пути к идеальному, с точки зрения средневековья, обществу: деторождение уже в ведении государства, а если еще половые связи и воспитание новорожденных отдать под чуткий контроль Правителя, то глядишь, все в городах солнца жить будем.



Спасут ли «беби-боксы» от вала убийств новорожденных?


Вторник, 08 Ноября 2011 г. 15:49

Теперь российским матерям-«кукушкам» можно будет совершенно анонимно отказаться от нежеланных детей

В старых европейских романах, да и в современных латиноамериканских мыльных операх есть одна примечательная сцена, столь любимая, надо полагать, драматургами всех времен: звонок в дверь богатой виллы, кухарка-негритянка (как вариант – экономка, гувернантка, дочь хозяев и т. п.) открывает и видит перед собой корзину с младенцем. Явлению подкидышей действительно уже не одно десятилетие и даже столетие. Существовала такая практика и в Российской империи; правда, она была довольно быстро упорядочена манифестом Екатерины Великой об открытии в Москве сиротского дома с прилежащим госпиталем для бедных рожениц. В наши весьма непростые с демографической точки зрения (см. подробнее об этом в нашем фронт-проекте) дни для мам с отказными новорожденными есть выбор – цивилизованный и криминальный. Цивилизованный – это когда молодая (чаще всего) мамаша несет сверток с младенцем в Дом ребенка сама, либо отказывается в роддоме/больнице, и тогда дитя попадает все в то же заведение уже оттуда.

О криминальных же способах нам более-менее регулярно сообщают сводки. Способы, к которым иные мамаши прибегают, чтобы избавиться от новорожденных «не парясь», просто поражают порой своим изуверством. Тут и мусоропроводы, и помойные контейнеры, и проруби, и выгребные ямы... Но, пожалуй, самый шокирующий случай случился не так давно. В ночь на 1 июня с. г. одна из таких «мамочек» не придумала ничего лучше, как положить семимесячного сына прямо на проезжую часть трассы Москва – Дубна. 23-летняя женщина, впрочем, не решилась сделать это сама и попросила своего 20-летнего брата помочь ей в этом. «При этом злоумышленники рассчитывали на то, что ввиду плохой освещенности проезжей части, ночного времени, а также интенсивного движения смерть малолетнего наступит в результате наезда на него проезжающим автотранспортом», – сообщалось далее в релизе ГСУ СК РФ. По счастливой случайности, когда уже и неверующий крестится, младенца спасли: водитель одной из машин вовремя затормозил, заметив на трассе странный сверток.

Тем временем в мире уже довольно давно существует практика, когда мамы, желающие избавиться от новорожденных, оставляют их в специальных «беби-боксах» на условиях анонимности. Такая альтернатива для тех, кому неохота долго возиться с пристраиванием отказника в приют, но и совести с милосердием хватает не убивать. Женщина в условиях абсолютной анонимности кладет ребенка в данное устройство, которое уберегает малыша от всех вредных внешних воздействий, и уходит. А подкидышем спустя какое-то время начинают заниматься специалисты.

Эту же практику решили внедрить теперь и в России. Так, администрацией Краснодарского края были закуплены пять таких «ящиков спасения». Три из них уже установили в медучреждениях Сочи, Новороссийска и Армавира, еще пару ждут в самом Краснодаре. В Пермском крае администрация также планирует перенять кубанский опыт, установив несколько устройств. На очереди – Томск, Омск, Новосибирск и Кировская область.

По словам начальника управления по организации медпомощи женщинам и детям департамента здравоохранения Краснодарского края Тамары Перепелкиной, женщины, пожелавшие оставить своих новорожденных детей в «беби-боксе», смогут сделать это абсолютно анонимно. «Наша цель – сохранить жизнь ребенку, мы не собираемся преследовать женщин. Мы устанавливаем беби-боксы, учитывая их менталитет, в местах, недоступных для видеонаблюдения, и вдали от охраны», – рассказала в интервью РИА «Новости» г-жа Перепелкина.

Смотря на эти симпатичные ящики, «беби-боксы», и слушая пропитанные оптимизмом речи ответственных за народное здравоохранение, хочется верить, что статистика убийц младенцев собственными матерями неизбежно канет в прошлое, что сама ст. 106 нашего УК – «Убийство матерью новорожденного» – канет в прошлое, как какая-нибудь «Спекуляция». Однако мешает таким мечтам разве что очевидная ахиллесова пята данного нововведения – недостаточная вера этим самым чиновничьим словам. Кто-то из отказниц поверит в то, что медучреждение с установленным «беби-боксом» обеспечит ей анонимность, и что судьба ребенка будет вверена добрым рукам. А кто-то, как и ранее, пойдет со свертком на трассу, не веря уже никому и ничему...

Идею внедрения «беби-боксов» для анонимного и безопасного отказа матерей от новорожденных в беседе с обозревателем KM.RU прокомментировал директор Института демографических исследований, кандидат социологических наук Игорь Белобородов:

– Опыт тех стран, где данная практика уже давно внедрена и работает, показывает, что там практически нет случаев убийств матерями своих новорожденных детей. Взять в пример ту же Германию. И как можно ставить на одни весы стоимость самого аппарата и человеческую жизнь? Даже если все инвестиции вкупе приведут к сохранению хоть одной жизни, они заведомо оправданны.

Будет ли это работать в России? Думаю, будет, но кроме собственно закупки данных аппаратов нужна и широкая реклама такого «сервиса». Нужно оповещать женщин, которые склонны по выходу из роддома сделать такой роковой шаг. Эта группа риска на виду, хотя распознать ее, может быть, и не настолько просто. Но в целом очень часто к такому прибегают мамы-одиночки, когда речь идет о внебрачной беременности, когда отец заведомо отказывается участвовать в дальнейшей судьбе ребенка, бросает семью. Разумеется, в самом по себе отказе матери от своего ребенка нет ничего хорошего, но практика с «беби-боксами» – это меньшее из двух зол.

Порой женщины, пережившие в процессе беременности и после родов стресс, не всегда готовы к адекватным оценкам и действиям; подчас у них работают лишь эмоции, и тогда случаются страшные преступления – выбрасывания детей на помойку, убийства. Но если такая женщина будет знать, что можно отказаться от ребенка, не губя его и при этом без криминальных последствий, – такой выход будет самым лучшим и для женщины, и для ребенка.

Конечно, чем младше ребенок, тем больше есть шансов, что его быстро усыновят приемные родители, но я бы предложил ввести в практику некий период, в течение которого молодая мама может передумать и вернуть себе ребенка, положенного ранее в «беби-бокс». И думаю, что будет немалый процент таких женщин. Возможно, кому-то потребуется оставить там ребенка на какой-то небольшой период, пока не решится сложная жизненная ситуация. Как бы то ни было, данная технология «беби-боксов» и с точки зрения биоэтики, и с точки зрения социальной политики должна быть внедрена широко, и меня на самом деле удивляет, что власти только сейчас задумались о таком решении проблемы убийств новорожденных, когда во всем цивилизованном мире это уже распространено довольно широко и дает положительные результаты.

Да, есть и Дома ребенка, но это – все же несколько другая история. Среди женщин, отказывающихся от детей, есть немалое количество тех, кто очень нуждается в анонимности, кто не готов широко заявлять о своем решении. Да и не секрет ведь, как в нормальном обществе воспринимаются такие мамы. Это – клеймо, позор, причем абсолютно заслуженные, конечно. Но каждая ли молодая мама к этому готова? И вот до сих пор женщина, оказывавшаяся перед таким кощунственным выбором – отнести ребенка в детдом и поставить на себе клеймо позора, или убить и забыть – выбирала последнее, лишь бы было тайно, лишь бы не узнали, чтобы «сохранить репутацию».

Опять же, подчеркну: такой выбор – всегда эмоциональный, когда порой трудно или невозможно принять взвешенное решение. И в таких условиях как раз особенно нужна альтернатива, когда можно и ребенку сохранить жизнь, и самой не брать на душу грех детоубийства. Но критически важно, чтобы анонимность для женщины была действительно четко обеспечена. Женщина должна знать, что она действительно может прийти, оставить малыша в «беби-боксе», и больше ничего от нее не потребуется – ни документов, ни анкет. И сотни, если не тысячи младенцев по всей России будут таким образом спасены.

Справка
   «Беби-бокс» представляет собой ящик-инкубатор с кроваткой-колыбелью внутри. Устройство встраивается в стену таким образом, что одна его дверка выходит на улицу, а другая – в помещение. После того как ребенок укладывается в колыбель, дверца со стороны улицы закрывается и блокируется на время, пока ребенок пребывает внутри. Предполагается устанавливать данные инкубаторы вдали от охраны и вне зоны камер видеонаблюдения. Внутри медучреждения о том, что в «беби-бокс» положен ребенок, узнают по специальному сигналу. Ребенка осматривают врачи, берут анализы. Мать, отказавшаяся от ребенка, не преследуется, однако в случае, если у новорожденного будут обнаружены телесные повреждения, ее будут разыскивать.
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь