Закон - не дышло

Председатель Омского областного суда Владимир Ярковой. О независимости судьи от губернатора, недоверии населения к государству и актуальности Маркса в современной России.

Александр Минжуренко: Владимир Алексеевич, начну с глобального вопроса. Существует ли у нас в стране разделение властей? И присутствует ли независимая судебная система?

Владимир Ярковой: Безусловно, есть разделение властей и независимость судебной системы. Свобода судебных органов обеспечивается двумя составляющими: материальной независимостью и самостоятельностью судейского корпуса. Сейчас в формировании судейского корпуса участвует как судейское сообщество, так и общественность. Это квалификационные коллегии, которые решают, пригоден человек для судейской работы или нет.

А.М.: В квалификационной комиссии только опытный состав?

В.Я.: Нет, система формирования квалификационной комиссии допускает помимо судей наличие представителей общественности. Естественно, она наделяет полномочиями судью. Они, в свою очередь, крайне редко не соглашаются с выводами квалификационной коллегии. Назначение не главное, главное, что судью снять, отправить на пенсию и уволить практически не возможно. Любое событие имеет положительные и отрицательные моменты. Но судья в этом смысле защищен от давления. Должность он не потеряет никогда, если, конечно, будет добросовестно выполнять свои обязанности. Это большое завоевание судебной системы и за это нужно благодарить нашу законодательную власть, которая пошла на такие изменения.

А.М.: Вы говорите о нынешнем времени?

В.Я.: Да, конечно. Судебная власть финансируется из федерального бюджета. Вы прекрасно понимаете, что самая главная зависимость возможна на местах. Если исполнительная власть будет финансировать судебную систему, то ни о какой свободе не может быть и речи. Если вы мне даете на жизнь, я от вас завишу в любом случае. Мы финансируемся из федерального бюджета таким образом, что наш бюджет урезать не возможно.

А.М.: Полностью финансируетесь из бюджета? Я сразу вспоминаю 90-е годы…

В.Я.: Да, полностью. В 90-е годы мы пережили страшнейшее время, когда за каждой бумажкой ходили «на поклон», и в первую очередь - к губернатору. Сейчас даже на примере Омской области: за время моего председательства ни один судья «не получил» квартиру. Ни от города, ни от области. В финансовом плане, безусловно, имеется независимость, мы не получили от местных властей ни копейки.

А.М.: Вы рассказали о материальной независимости и отсутствии идеологического давления на наших судей. А во внутренней структуре есть какие-то кураторы или начальники, которые могут приказать нижестоящему принять то или иное решение? Такое практикуется?

В.Я.: Я встречал в Интернете высказывание о том, что кураторство – беда омских и других судов. Кураторство существует во всех судах, в том числе, и в верховном. Все суды разделены на зоны, за каждую кто-то отвечает. Это делается для удобства.

Кураторы занимаются выяснением повседневных вопросов, так же в их обязанности входят консультационные услуги. Какими бы образованными не были судьи, они не знают всех проблем применения материально-процессуального права. Особенно часто такие вопросы возникают в сельских районах. Обвинения, которые предъявляются областному суду, в принуждении судей к принятию каких-либо решений являются бездумными. Существует запрет на дачу советов судье по собственной инициативе. Если он чего-то не знает, то всегда может спросить. Но давать консультации и направления по конкретному делу – недопустимо. Тем более принуждать к вынесению каких-либо решений. Самостоятельно мыслящий человек никогда не пойдет на поводу у чужого мнения. Хочется знать, каким образом можно повлиять на принятие решения судьи? С помощью чего можно принудить его к вынесению какого-либо решения? Даже если так случилось. Имеет ли человек право быть судьей, если выносит вердикты вопреки собственным убеждениям? В этом случае лучше уволиться и заниматься чем-то другим. Кураторство – это помощь, связь с судом.

Кураторы выезжают проверять суды, это необходимая мера, иначе строить работу невозможно. Куратору нужно следить за тем, правильно ли оформляются дела, выносятся документы, которые предшествуют подготовке дела к рассмотрению в суде; своевременно ли сдаются дела и отписываются решения. Это должен кто-то контролировать. На самоконтроле, к сожалению, могут работать только единицы.

А.М.: Я знаю вас как глубоко порядочного человека. Наверное, обидно читать выкладки социологов, в которых говорится о низком доверии нашего населения к суду и судебной системе. От чего это? Действительно ли есть такие данные?

В.Я.: Прежде всего это обусловлено отсутствием общего доверия к государству, что, в свою очередь, проецирует сомнения на все ветви власти, в том числе - и на судебную. Если анализировать социологические исследования, то стоит обратить внимание на то, что мы рассматриваем более 200 тыс. гражданских дел в год, выигравшая сторона считает это естественным итогом, а проигравшая видит какую-то ангажированность власти. Естественно, это высказывается на форумах, так же с удовольствием тиражируется средствами массовой информации. Все это ложится на общий фон, и без того не совсем благополучный в нашей стране.

А.М.: Это плохо. В правовом государстве скорый, справедливый и праведный суд. Мы приучаем граждан к этому, но зачастую возникает отрицательная реакция. Во всем виновата очень низкая правовая культура. Люди стремятся попасть на прием к губернатору, надеясь, что он все решит. А это вопрос, который должен нормально разрешиться в судебной системе. Как повышать правовую культуру?

В.Я.: Это болезнь общества, которая требует длительного лечения.

А.М.: И, наверное, не только судебной системы?

В.Я.: Конечно, мы зависим и от состояния социума. Я бы хотел сказать, что рост количества обращения в суд свидетельствует о многих моментах. Растет конфликтность в обществе. Если привести в пример статистику: в 2007 году было 100 тысяч гражданских дел, а в 2011 году - уже более 200 тысяч. Но это свидетельствует и о другом: был период, когда разбирались в других местах, а сейчас все-таки начали ходить в суд. Мы не замечаем этого, потому что лишены объективности до такой степени, что порой становится страшно. Как не ругай полицию, но сейчас можно ходить по улицам, нет того, что было в 90-е годы. С уличной преступностью практически покончено. Ее нет в таком виде, в котором она существовала раньше. Вы, наверное, с этим согласитесь?

А.М.: Не возражаю.

В.Я.: Количество обращений все-таки свидетельствует о каком-то доверии.

А.М.: Я согласен, это может сопровождаться двумя совершенно противоположными комментариями. Россия лидирует по количеству обращений в Европейский Суд по правам человека. Это ведь показатель недоверия к своей системе. Почему так происходит?

В.Я.: Это показатель. Я бы с радостью привел вам статистику коммуницированных (принятых к рассмотрению) жалоб. Обращение в Европейский Суд спровоцировано недоверием к власти. На самом деле коммуницированных жалоб не много, а принятых еще меньше. Влияние Европейского суда в какой-то мере положительно – количество удовлетворенных жалоб по уголовным делам за 2011 год значительно снизилось.

А.М.: Возможно, это зависит и от нашей низкой правовой культуры?

В.Я.: Конечно. Зачастую, люди пишут в Европейский Суд, не соблюдая требуемых правил. И их обращения отправляются обратно. Процедура довольно сложная. Часто наши граждане обращаются с вопросами, не подлежащими рассмотрению в Европейском Суде. Конгломерат этих жалоб в средствах массовой информации создает не совсем объективную картину.

А.М.: Правовое государство воспринимается как идеал, к которому нужно стремиться. Мы движемся в нужном направлении? Наблюдается ли какая-то положительная динамика? Есть какие-то положительные моменты? Каково ваше общее впечатление от этого процесса? Россия приближается к идеалу?

В.Я.: Мы никогда не можем быть удовлетворены теми темпами, с которыми движемся, и это естественно. Но очевидно, что прогресс есть. Я больше боюсь какой-то социальной катастрофы, потому что медленно, возможно, не совсем правильно, но возникают изменения в лучшую сторону. Как бы при этом не критиковали полицию, прокуратуру, следственный комитет, суды. Разве вы не чувствуете положительные изменения, пусть даже на уровне региона? Я их ощущаю.

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь