И рыбку съесть...

Где-то раз в год все вдруг вспоминают, что Омское Прииртышье - чуть ли не здравница всея России, что тут у нас и "уникальные природные условия", и "богатое историческое наследие", и "разнообразный животный мир", и "неповторимые культурные традиции". Ну, и раз в год организуют какую-нибудь презентацию, где слова "культура", "природа" и "потенциал" повторяются с такой частотой и в таких вариациях, что даже филологи открывают для себя что-то новое...

Впрочем, они единственные, кто узнает что-то новое на этих мероприятиях. Через месяц родник энтузиазма иссякает, и уже никто не мечтает о том, что каторжный путь, по которому в кандалах брел когда-то Федор Михайлович Достоевский (наверняка, проклиная последними словами всю Сибирь и, Омск в частности), станет туристической Меккой, куда поедут миллионы восторженных интуристов.
Но несмотря на язвительные замечания скептиков, в Омской области все же есть что-то, что действительно достойно внимания. Север региона действительно по-хорошему прекрасен. И есть пока еще энтузиасты, которые готовы его развивать. Не презентациями и переливанием из пустого в порожнее, а каждодневной нудной, но нужной работой. Речь о Крутинских озерах, точнее о самых знаменитых среди них - Ике, Салтаиме и Тенисе. Вот там можно и нужно развивать туризм - прежде всего внутренний (региональный) - и пока даже не мечтать о том, что, к примеру, москвичи вдруг предпочтут лоу-кост Турцию или Египет Омской области (что дороже и хлопотнее). Есть, конечно, отдельные энтузиасты, которым это нравится, но на них внятный бизнес не построишь. А вот омичам это относительно дешево: если есть машина, можно поехать на машине, если нет машины - ходит автобус. Практически идеальный вариант для тура "выходного дня".

Отдельный бонус - можно ловить рыбу. Она водится разная: от неизменного карася до пеляди. Кстати, раньше там ловили только карася. Дело в том, что эти озера, хоть и внушительные по размерам (40 тысяч гектаров), но мелкие: максимальная глубина составляет около 4 метров, а в среднем - 2-3 метра. Поэтому ценная рыба там не водилась - зимой вода замерзала, рыбе не хватало кислорода (банально задыхалась), и выживал только неистребимый карась, которому, кажется, даже дышать необязательно.
В 2007 году в Крутинском районе произошло наводнение. Вода в Ике, Салтаиме и Тенисе поднялась, и весной смыло дамбу на реке Оша, через которую вода из озер обычно уходит в Иртыш. Залило деревни ниже по течению, водой снесло две дамбы, четыре моста, десятки километров дорожного полотна. Мало того, что дороги и мосты надо было восстанавливать, так еще и вся рыба ушла с водой в Иртыш. Впрочем, в Крутинке руки не опустили: глава районной администрации Василий Киселев умудрился выбить из федерального бюджета деньги на строительство капитальной плотины на Оше. Что-то добавили из районной казны, что-то из региональной. В итоге, денег хватило, и плотину (перед ней насыпали земляную дамбу, для того чтобы в плотину не забивались камыши и прочий плавучий мусор) в 2009 г. построили.

Но настоящим подарком для местных рыбаков было то, что из-за плотины повысился уровень воды в Тенисе, Ике и Салтаиме: он поднялся на полметра. И тогда там стало возможно заводить рыбу ценных пород: пелядь, окуня, сома, толстолобика и т.д. Местные рыбоводы и рыбаки начали запускать мальков. И уже на следующий год в озерах можно было ловить рыбу. Сразу стало больше отдыхающих: люди с удочками сидели по берегам даже в будние дни. То тут, то там стояли палатки.
Кроме того, рыбоводство, как отрасль стало рентабельным. Местные рыбаки, долгое время существовавшие на ловле только карася, вдруг оказались перед настоящим эльдорадо. Начали, было, его осторожно разрабатывать, чтобы не повредить природе, но тут появились другие охотники до крутинских богатств. И в методах они не стеснялись. Внезапно образовавшееся ООО "Крутинские озера" (кстати, ни к озерам, ни к Крутинке не имеющее почти никакого отношения) получило в свое пользование озеро Ачикуль, из которого решило ударными темпами извлекать рыбу и конвертировать обитателей крутинских озер в звонкую монету. Как-то поздней осенью, как уверяют местные жители, эти самые коммерсанты из "Крутинских озер" решили радикально увеличить свою прибыль. Сделано было это просто и, как, наверное, думали сами предприниматели, к озерам и гидротехнике имеющие отдаленное отношение, гениально. В ноябре 2012 года они экскаватором разрыли дамбу, открыли в плотине шлюзы. Получился сильный поток - навстречу пошла рыба. Буквально косяком. Дальше все было еще проще. Пелядь, которую местные рыбоводы прошлым летом запустили в озера, черпали сачками, грузили в подходившие машины и продавали в городе.  
Крутинцы, которые за этим всем наблюдали, ощущали себя, наверное, как индейцы, на глазах у которых белые колонизаторы из пулемётов расстреливали стада бизонов. Но это еще полбеды. Шлюзы были открыты несколько дней, и в озерах начал понижаться уровень воды. А это значит, что вся ихтиофауна могла погибнуть. Повезло: зима выдалась теплее, чем обычно, и рыба, хоть с потерями, дотянула до весны. Но все это было потом, а тогда прямо на льду развернулось ожесточенное побоище: предприниматели самым варварским способом добывали рыбу и уходить не собирались, а в администрации Крутинского района делали все, чтобы как можно быстрее закрыть шлюзы и убрать горе-коммерсантов от плотины. Это у них получилось не сразу: бизнесмены оказались не простые, а со связями. По словам районных чиновников, в "Крутинских озерах" начали намекать на покровителей из областного Правительства, а конкретно - из Министерства экологии. И, как говорит глава районной администрации Василий Киселев, Министр экологии, когда узнал о проблемах крутинцев, встал вовсе не на сторону тех, кого обязан защищать по долгу службы.
"Вскрывали ребята под покровительством Министерства природных ресурсов, - рассказал Василий Киселев, - конкретно Комарова, есть там такой работник. Я приехал сразу же на второй день к министру природных ресурсов Лебедеву Н.А. "Вот, Николай Александрович, творится ужасное на муниципальной дамбе, на Крутинских озерах. Я Вас прошу выехать на место и посмотреть, что творят Ваши работники при попустительстве Ваших работников, с их разрешения". … Когда мы к этой дамбе приехали, с Николаем Александровичем стоим, я говорю: "Николай Александрович, это же беспредел!". А он мне говорит: "Василий Николаевич, а какой твой-то интерес?". Я был ошарашен вопросом. Мой интерес: чтобы были озера, чтобы разводилась рыба, чтобы приезжали люди на эти озера, рыбачили... Но не получилось у нас с ним разговор. На второй день я обратился к губернатору. Я рассказал Виктору Ивановичу о ситуации на озерах, приглашали, но никаких мер не предпринимается".
В свою очередь, Николай Лебедев отрицает, что Министерство под его управлением покровительствовало кому-либо.
"Говорить о том, что мы вставляем палки в колеса традиционным пользователям, - это абсолютно безосновательно. Это совершенная дезинформация, - заявил бывший Министр экологии Омской области Николай Лебедев. - Мы предоставляли квоту по трем участкам: по Салтаиму, двум по Тенису, и по Ику. Были заявки от традиционных пользователей и тех, кому я, если верить утверждениям некоторых товарищей, покровительствую. Если я покровительствую ООО "Крутинские озера", то если поступила заявка от Крутинского рыбзавода, то я должен дать эту квоту "Крутинским озерам", омским коммерсантам. И не дать ее рыбзаводу. Но министерство поступает с точностью до наоборот. То есть квоту получает традиционный пользователь, "Крутинский рыбзавод", и не получают "Крутинские озера". Мы идем навстречу традиционным пользователям. И когда обиженные омские коммерсанты обращаются в УФАС… и там говорят нам, что мы не правы... Сейчас суд разбирается: кто прав, кто виноват".

Как говорит Василий Киселев, эта история привела к тому, что в Министерстве экологии заговорили о том, чтобы передать Ик, Салтаим и Тенис в товарное рыбоводство (сейчас они находятся в категории промышленного). Для примера: озеро Ачикуль, которое отдали ООО "Крутинские озера", именно в качестве объекта товарного рыбоводства, было заморено. Туда вместо положенных полутора миллионов личинок пеляди было выпущено семь с половиной миллионов. В погоне за прибылью предприниматель просто не подумал, что в небольшом озере рыбе не хватит еды. Министр предложил передать в частные руки Ик, Салтаим и Тенис. Товарное рыбоводство предполагает конкурс: кто в нем побеждает, тот и получает эксклюзивные права добывать рыбу на этом водоеме. Никаких чужих сетей и никаких местных рыбаков - именно так будет, уверены в Крутинке. Местные фермеры – рыбоводы, только поднимающиеся на ноги, не смогут конкурировать с омскими бизнесменами и, скорее всего, проиграют в конкурсах. В итоге могут пострадать даже простые любители посидеть на берегу с удочкой. По закону субъект, арендующий водоем, обязан предоставить участок для любительского рыболовства, но закон слишком расплывчато прописывает, где это нужно сделать. То есть, теоретически, людям можно предоставить самый неудобный участок, на котором и рыбу ловить будет невозможно.
"На самом деле, я не вижу в этом ничего плохого, если будет нормальная конкуренция, - утверждает Николай Лебедев. - Просто в наших условиях, наших омских условиях, когда у нас здоровая конкуренция не получается, не приветствуется и на примере войн маршрутных такси и так далее, мы имеем примеры совершенно обратного толка. Можно предположить, что и здесь будут какие-то нецивилизованные приемы и способы…".
Нецивилизованных методов как раз и опасается Василий Киселев.
"Сегодня на территории Крутинского района озера, приезжают тысячи и тысячи омичей на рыбалку. Никто их не трогает, если они соблюдают правила охоты и рыбалки, под контролем рыбинспекции, а когда товарные озера, то это собственник этого озера, он этих рыбаков-любителей будет гнать в три шеи, может ломать челюсти, а такие случаи были в Крутинском районе".
Более того, работу могут потерять крутинские рыбаки, которые сейчас работают на рыбзаводах или просто живут с продажи пойманной рыбы. Например, за два дня легально можно поймать около четверти тонны рыбы - это около трех тысяч рублей дохода, если сдать ее на рыбзавод. "Жить можно", - говорят местные. Но рыбзавод и другие местные предприятия неминуемо разорятся, если потеряют доступ к воде. А значит, без средств к существованию останется армия рыбаков и их семьи. Доказать заинтересованность бывшего Министра экологии Николая Лебедева могут только правоохранительные органы. Но некоторые факты говорят вовсе не в пользу Министра. В Крутинском районе уже фактически загублено одно озеро - Ачикуль. Там возник очаг социальной напряжённости: немалая часть населения живет в постоянном страхе потерять источник дохода. По странному совпадению, как только районная администрация проявила принципиальность и вступила в противоборство с Министерством экологии, начались проверки деятельности ее главы. В итоге, Василию Киселеву аукнулась все та же плотина, деньги на которую он выбивал из федерального бюджета. Несмотря на то, что сразу после ее постройки, законность расходования каждой копейки проверялась федеральными финансовыми инспекторами, вдруг появилась необходимость провести еще одну экспертизу. Кто "заказал" Киселева в разгар борьбы заезжих коммерсантов и областных чиновников с крутинцами за "золотую рыбку", догадаться несложно.
Павел Ремнев Фото: Артак Мурадян, открытые источники
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь