Виктор Шрейдер

Полная версия пресс-конференции депутата Государственной Думы Виктора Шрейдера, прошедшей 15 июня 2012 года: "А кабинет мэра был, есть и будет. В этом кабинете работал и Глебов, и Павлов, и Шойхет, и Белов, и Рощупкин, и я, и Двораковский, и тот, кого мы выберем в следующий раз..."

- Какие проблемы, на Ваш взгляд, сейчас актуальны для Омска, и находят ли они отражение в программах кандидатов на пост мэра? 
- В городе всегда были, есть и будут проблемы, независимо от того, кто им управляет. Поскольку это миллионный мегаполис, есть проблемы, которые носят цикличный характер. Например, сейчас активно идет подготовка к зиме – мы в Сибири, и естественно, нужно готовиться заранее. Много вопросов по содержанию городского хозяйства, те же традиционные вопросы по санитарной очистке территории, борьба с сорняками. Кстати, обратили внимание, что пуха стало намного меньше? Это потому что город, как минимум, последние 7 лет активно решал задачу по обновлению зеленых насаждений, и те старые тополя, которые доставляли неудобство и были посажены в 50-60 гг, были заменены. Дорогами надо заниматься – это извечная проблема не только мегаполисов, но и России в целом. Предстоит многое сделать, и если говорить о программах кандидатов, то наиболее рациональная программа у кандидата Двораковского по многим причинам. Он давно живет в городе, знает его проблемы, довольно большой  период параллельно своей трудовой деятельности был депутатом Горсовета, следовательно знает, как решать проблемы. 
- Была ли у Вас личная встреча с Двораковским и обсуждали ли вы будущую команду Администрации?
- Встреча была. Вопрос этот поднимался, но давайте не будем делить шкуру неубитого медведя, подождем 17 июня. 
- Полпред Президента Виктор Толоконский, побывавший в Омске, отметил, что замена лифтов должна решаться за счет местного бюджета, как это делается в Новосибирске. 
- Я знаю, как все происходило в Новосибирске не со слов Толоконского. Там основную финансовую нагрузку на решение проблем замены электрохозяйства несет региональный бюджет – половину. У нас региональное правительство взяло на себя обязательство по замене 50 лифтов из 1907, хотя декларировало 200. Программа замены лифтов должна быть, и эта нагрузка должна ложиться на бюджет и желательно с участием федерального бюджета. Для жителей – максимум 10%, и то я бы ввел некоторую дифференциацию. Цена одного лифта – порядка 1-1,2 млн. рублей, перекладывать эту нагрузку на жителей одного подъезда из 30 квартир сложно.
- Не секрет, что между городом и областью велась конфронтация. Как Вы считаете, при Назарове ситуация изменится?
- Велась не конфронтация, а информационная война, развязанная правительством Омской области и поддержанная некоторыми СМИ. Нельзя говорить о том, что природа конфликта была только межличностной. Да, губернатор Полежаев – человек сложный. Но конфликт был не между Полежаевым и Шрейдером. Конфликт был, прежде всего, во взаимоотношениях муниципалитета и субъекта федерации. Но и личностные качества тут присутствуют - вы знаете, что ни с одним мэром Полежаев не сработался, в том числе и со мной. Если говорить о природе конфликта, кроме личностных факторов, конечно, присутствует и все, что связано со взаимоотношениями «муниципалитет – субъект» в части вопросов финансирования и межбюджетных отношений. Будет ли конфликт или нет в будущем, во многом зависит от нового губернатора. Либо разногласия будут нивелироваться «на уровне кабинета», как я это называю, либо, как в нашем варианте, будет худший сценарий, и это все было вынесено на публику. Виктор Иванович свои позиции озвучил, он однозначно заявил и не только заявил, но и действует в соответствии со своими заявлениями: город – это не отдельное государство, город находится в составе области. Поэтому не должно быть разделения города и области: общие задачи, общие цели, общий подход.
- Сможет ли новый мэр сработаться с новым губернатором?
- Я теоретически не буду рассуждать на эту тему. 17 июня мы изберем нового мэра, и думаю, что он сработается.
- Существует версия, что Вячеслав Двораковский – это креатура бывшего губернатора Леонида Полежаева. В связи с этим, будет ли второй раунд информационной войны?
- Убежден, что не будет. 
- Вы помните тот день, когда назначили нового губернатора? Как Вы отреагировали на эту новость?
- Это было ожидаемое событие, причем его ожидал не только я, но и как минимум 1 930 тысяч жителей Омской области. Дождались. Все нормально.
- Вы говорили о том, что необходимо объединение депутатов, которые представляют Омскую область в Госдуме. Получилось ли это? 
- Пока сложно говорить об объединении усилий всех депутатов. На сегодняшний день Государственная Дума сформирована только по партийному принципу, и есть оппозиционные партии. Ничего плохого не хочу сказать, например, о депутате Яне Зелинском, но совершенно недавно я выиграл у него суд за то оскорбление, которое он мне нанес. Да, есть некоторые противоречия, но они не должны иметь сугубо личностный характер. И Зелинский, и Кравец должны защищать интересы жителей, ведь это жители их избрали. Объединение усилий депутатов для решения проблем региона очевидно, и я думаю, удастся убедить и Кравца, и Зединского, и Мизулину, и Попова в том, что нужно организоваться. Решать вопросы лучше сообща. 
- Какой характер принимает та протестная волна, которая началась в декабре?
- Те события, которые происходили на Болотной, на площади Сахарова, с одной стороны, вызваны тем, что происходила активная фаза политической борьбы. Что бы мы ни говорили, выборы депутатов Госдумы и Президента – это политическая борьба. Понятно, что на таком фоне те общественные объединения, группы, которые не устраивает сложившаяся ситуация или которые хотели бы получить влияние во власти, проводили такие мероприятия. Поэтому я бы не относил это к позиции рядового жителя Москвы, Питера или Омска, это, прежде всего, политическая позиция оппонентов. Можно по-разному воспринимать решение Думы, принятое введению штрафных санкций. Сразу скажу, что я голосовал за это решение. Контроль со стороны власти этих процессов должен быть, этот механизм сейчас есть. Много или мало уровень штрафов? Если сравнить с общемировой практикой – мало, если сравнить с российскими традициями – много. Надо соблюдать закон.
- Бюджет Омска для миллионного города мал. Как должен решать эту проблему новый мэр?
- Проблему должен решать не только мэр города, это проблема в целом власти. Распределение консолидированного бюджета в части города было несправедливым. Причин много, это следствие той войны, которое было объявлено правительством области. Новый губернатор Виктор Назаров имеет здесь четкую позицию: не должно быть разделения город – область, в том числе и в финансах, и бюджет должен быть консолидирован. Абсолютно правильный подход, я думаю, что эта задача будет решена в ближайшее время.
- Нынешняя избирательная кампания проходит достаточно спокойно. А как она видится Вам со стороны?
- Я бы сказал, что это самая спокойная кампания за многие годы. Интриги нет. Есть четкие позиции кандидатов, нет влияния власти на эти процессы. Выбирать будут жители, это то, чего многие годы добивались не только в Омске. Избиратель сейчас – главный арбитр. Не губернатор, не Правительство, не Администрация города, не административный ресурс, а Его Величество Избиратель.
- Есть опасения, что на избирательные участки придут не так много людей, как хотелось бы. Как Вы считаете, можно ли каким-то образом привлечь избирателя?
- Есть технологии обеспечения явки, но это опять административный ресурс. Например, в США на выборах президента проголосовали менее 50% жителей. Конечная цель – не явка. Можно говорит, что в Красноярске, где жителей уже миллион, а проголосовало 30%, избранный мэр нелегитимен. Но эти аргументы можно приводить по любому поводу. Не явка главный аргумент предвыборной кампании,  а результат голосования тех, кто заинтересован и пришел на избирательные участки. Правильно, что из Положения о выборах извлечена норма о проценте минимальной явки и необходимости повторных выборов, если кандидат не набрал необходимых 50% плюс один голос. Для муниципального уровня процедура проведения выборов оптимальна.
- Смирились ли Вы с тем, что Вы уже не первое лицо города, и останется ли ваш кабинет в здании мэрии за Вами?
- А почему вы считаете, что функция депутат федерального уровня, приравненный по статусу к федеральному министру ниже, чем должность мэра любого города? Дело не в том, как я это воспринимаю, - есть соответствующая федеральная градация уровней власти. Я воспринимаю это так, как определено законодательством. Я чиновник, так как депутат, по сути, является государственным служащим. С точки зрения уровня ответственности и власти уровень федерального чиновника выше муниципального. Все остальное – личное восприятие той или иной ситуации. А кабинет мэра был, есть и будет. В этом кабинете работал и Глебов, и Павлов, и Шойхет, и Белов, и Рощупкин, и я, и Двораковский, и тот, кого мы выберем в следующий раз. 
- Что удалось сделать Вам за время депутатства в Госдуме? 
- Известная ситуация, когда по инициативе правительства области и лично губернатора Полежаева некоторые средства массовой информации обвинили меня в том, что я выступил с инициативой отмены 16-й статьи Жилищного Кодекса, которая определяла обязанность собственника выполнять ремонт. То есть меня обвинили в том, что я якобы вышел в Госдуме с инициативной о передаче обязанности проведения капремонта в части финансирования с власти на жильцов. Но инициатива заключалась в том, чтобы продлить действие 185-го Закона до конца 2015 года. Его действие должно закончиться 31 декабря этого года. А второе – оставить действие 185-го Закона в части финансирования капитального ремонта в той ситуации, в которой она была, когда федеральный и региональный бюджет брали на себя основную нагрузку. Что мне удалось? В первом чтении принят закон, по которому срок действия 185 ФЗ продлен до 31 декабря 2015 года. Второе – жители ветхого фонда, который признан таковым на 1 января 2012 года, будут расселяться только за счет федеральных средств. На сегодня очень большую нагрузку несет муниципальный бюджет Омска, в частности, по исполнению судебных решений по расселению из аварийного жилья. Многие сотни миллионов уходят на эти цели. После принятия закона эта функция перейдет на федеральный бюджет, следовательно, муниципалитет сэкономит на этом. Понятно, что ситуация в полной мере не разрешима, поскольку после 1 января этого года принимаются решения по расселения ветхого и аварийного фонда, но это уже будет функция региона. Вторая часть этой проблемы – в Госдуме через первое чтение прошел закон по созданию регионального фонда ремонта и расселения из ветхого жилья. Это социально-ответственный документ, и думаю, он будет принят, и тогда проблема финансирования капитального ремонта в последующих периодах будет решена через эти фонды. Региональные фонды будут комплектоваться за счет поступлений из регионального, муниципального бюджета и части отчислений от платежей жителей. Также уже в первом чтении принят закон, по которому федеральные организации, имеющие земли на муниципальных территориях, будут обязаны платить налог на землю. Проще говоря, на сегодня в Омске 22,7% земель федеральные. Ни одной копейки эти организации, имея земли на территории города, не оплачивают за аренду. Закон будет принят, и федеральные службы обязаны будут платить налог на землю в муниципальный бюджет. Если говорить об объеме, это порядка 700-800 млн. рублей ежегодно будет приходить в бюджет Омска. Принят на рассмотрение Госдумой вопрос платы за нанесение ущерба экологии. Экологическая проблема, особенно в крупных городах, очевидна. Муниципалитеты не имеют возможности влиять на эти процессы ни с точки зрения контроля за выбросами, ни с точки зрения платы за нанесенный ущерб. Следовательно, нужно использование бюджета на решение задач, связанных с улучшением экологии городов. Эта плата существует, но она распределяется в основном на федеральные и региональные бюджеты, муниципалитет тут получает небольшой процент от этих платежей. Наша инициатива заключалась в том, чтобы процент платежа за экологический вред поступал в муниципальный бюджет. Шли серьезные дебаты, понятно, что федеральный Минфин с деньгами просто так не расстается. Но удалось убедить и депутатский корпус, и федеральные министерства. Убежден, что закон будет принят, и все платежи за нанесение экологического ущерба останутся в муниципалитете. Это то, что удалось за короткий период либо решить, либо войти с предложениями. 
- Сейчас образуются все новые и новые фонды по подготовке к 300-летию Омска. Бывший губернатор также говорил о появлении нового фонда. Как понять, какой из них самый-самый?
- Общественных фондов очень много, и я ничего плохого в этом не вижу, и если Полежаев создаст свой фонд – ради бора. Функция любого фонда – это решение тех или иных социальных задач. Общественные фонды не финансируются из бюджета. Если придет дополнительный источник финансирования из региона или города, то ничего плохого в этом не будет. Какой фонда главнее? Есть фонда, который создан 3 года назад и который возглавляет Путинцев (Виталий Петрович, директор ООО «Чистый город - 2005», депутат Омского городского Совета – прим. ред.), есть фонда, который я возглавляю. Пусть оба работают. Тем более, что бюджетные деньги не идут через фонд. Ни копейки из бюджета любого уровня не поступает и не поступит в фонд. Те бюджетные деньги, которые предназначены на 300-летие города, пойдут по той схеме, которая разработана. Другого механизма нет. 
-  Вы подавали в суд несколько исков о защите чести и достоинства. На какой стадии разбирательство по иску к Леониду Полежаеву. 
- Я не только подавал, но и выиграл ряд исков. Три иска выиграл, например, у «Нового обозрения». Сначала я предъявил иск губернатору Полежаеву и правительству Омской области. И цена иска была 1 рубль. Почему рубль? Потому, что наносить ущерб бюджету за счет действий господина Полежаева я не хотел. Но коль разбирательство на сегодня не завершено, а Полежаев уже не губернатор, а физическое лицо, пенсионер, я изменил исковые требования – закон меня обязывает, я должен либо изменить ответчика, либо отказаться от иска. Теперь ответчиком выступает физическое лицо – господин Полежаев, и иск уже не на рубль, а на 1 млн рублей, поскольку это уже никакого отношения к бюджету не имеет. Все до копейки суммы, которые мне обязан будет перечислить и господин Зелинский (15 тысяч), и редакция «Нового обозрения» (суммарно 200 тысяч) будут перечислены в фонд подготовки Омска к своему 300-летию. Потом я отчитаюсь. 
- В Москве существует два влиятельных омских землячества. Вы собираетесь в них вступать? И второй вопрос: поступали ли Вам предложения о продолжении карьеры?
- Конечно, нелогично, что этих землячеств несколько, поскольку там разная атмосфера, разные подходы, понимание и восприятие. Логичнее, чтобы было одно, связанное с позицией губернатора. Убежден, что эта ситуация будет снивелирована и останется одно землячество, как и должно быть. Я не житель Москвы и не планирую им быть, я омич и буду омичем, а какой смысл омичу вступать в землячество Омска? Предложения поступали, но я не планирую пока менять свою деятельность. Это был уровень первого зама главы региона. Вам очень интересно какого? Волгоград. 
- Вы можете пожелать что-то новому мэру или поделиться чем-то из своего опыта?
- Советы лучше давать не через прессу. У нас нормальные деловые контакты с кандидатом… Чтобы потом меня не обвинили, что я агитирую за того или иного кандидата… Я думаю, что мы изберем мэра, который будет заниматься городом и решать его проблемы. Если мои знания будут для мэра интересны, я готов ими делиться.
- Вы говорили, что новому главе города предстоит многое сделать, в частности, ремонт дорог. В Вашу бытность реконструировалось множество дорог, но, к сожалению, они быстро утрачивали свое качество. 
- Назовите мне реконструированные дороги, которые быстро потребовали ремонта. 
- Например, улица Герцена изначально была сделана некачественно. 
- Проверяли неоднократно, ничего по технологии на улице Герцена не нарушено. 
- Интересует другой вопрос. Это проблема для всей России: ремонтируют одни и те же дороги постоянно. Как можно разорвать этот замкнутый круг, что Вы как законотворец можете предложить? 
- Если говорить о качестве выполненных реконструкция, то я могу заверить: абсолютно все улицы, где работы выполнялись, - никаких претензий к качеству не предъявлено. Другое дело, насколько совершенна технология, которая в целом принимается в России. К сожалению, она отстает от практики. Интервал ремонт дорог на Западе – 10-15 лет, у нас – 5 лет. Но здесь нет необходимости издавать какой-то закон, все зависит от тех компонентов, которые применяются. Мы от подрядчика требовали не менее 5-летнего срока эксплуатации. Поэтому те дороги, которые ремонтировались, везде есть гарантийные обязательства. Дело же не в том, считается или нет, что они нормального качества, есть параметры. И вот эти параметры на сегодняшний день говорят о том, что отклонений от параметров нет.
- Будет ли построена вторая очередь путепровода на 21-ю Амурскую?
- Будет. Это вопрос, которым я занимался. На сегодня принято решение и подписано соглашение правительством омской области и Агентством дорожного строительства по инвестированию в муниципалитет 850 млн. рублей. В соглашении 4 объекта, в том числе этот путепровод.
- В информационной войне принимала участие партия власти, чем подпортила свое реноме. Что нужно сделать омскому отделению «Единой России», чтобы несколько поправить ситуацию.
- Я бы уточнил: участие принимала не партия власти, а региональное отделение, это разные вещи. На мой взгляд, совершенно необъективно была втянута в конфликт партия через региональное отделение, через его руководителя Артемова по инициативе губернатора Полежаева.  Все же объективность, на мой взгляд, здесь сыграла определенную роль, и каких-то кардинальных решений принято не было, хотя была попытка исключить меня из партии. Тем не менее, федеральный партийный центр удержал эту ситуацию под контролем и этого решения не допустил. Региональному отделению необходимо быть более доступным и членам партии, и вообще жителям. Те сигналы, которые были – и Болотная, и площадь Сахарова, говорят о том, что партии «Единая Россия» необходимо изменить свою политику, в том числе региональную. Если говорить о руководстве партии, то есть вопрос, сможет ли оно эту задачу решить. Я сомневаюсь. 
- Скажите, с кем-то из кандидатов, кроме Двораковского, Вы встречались, обсуждали ли программы?
- По проблемам города не встречался ни с кем. И не потому что не хотел, просто мне никто не предлагал. Программы я посмотрел, ничего такого революционного там не нашел, не нашел и предложений, которые реально бы решали стоящие перед городом задачи. 
- Когда Омск будут воспринимать более серьезно на федеральном уровне?
- Я думаю, уже федеральная власть изменила свое отношение и к территории региона, и к городу. Например, 19 июня мы вместе с Виктором Назаровым приглашены к главе «Газпрома» Алексею Миллеру, чтобы определить участие компании в решении проблем развития региона и Омска. Те заявления, которые делал Миллер на инаугурации, воплотились в конкретные предложения. Плюс есть решения по дорогам. И самое главное – 300-летие города. Цена вопроса участия федерального бюджета – 37 млрд. рублей, и эти деньги реально можно получить, это та задача, которую нужно решать.
- У Вас уже была встреча с Назаровым? 
- Была, вчера (14 июня – прим. ред.), говорили о 300-летии Омска. 
- Как вы оцениваете работу вашего приемника Татьяны Вижевитовой?
- Тут важно, не как я оцениваю, а как оценивают жители.  Я оцениваю ситуацию, в которой находилась Администрация города, как эффективную. Больших пробелов или недоработок я не вижу. 
- Как-нибудь изменилась Ваша позиция по отношению к кремниевому заводу?
- Нет, не изменилась. Убежден, что Омск – это не та территория, где это производство должно быть. 
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь