Пробуждение белокурой бестии?

Кто такой Андерс Беринг Брейвик? Это высокий, красивый блондин 32 лет. У него была своя ферма, собственный небольшой бизнес, который приносил ему достаточно денег, чтобы жить, не думая о завтрашнем дне.

Кто такой Андерс Беринг Брейвик? Это высокий, красивый блондин 32 лет. У него была своя ферма, собственный небольшой бизнес, который приносил ему достаточно денег, чтобы жить, не думая о завтрашнем дне. Активно следил за политическими новостями, сам интересовался политикой. Охотился, рыбачил. В общем, идеальный буржуа, представитель среднего класса. Но 22 июля он заминировал и взорвал машину возле комплекса правительственных зданий в Осло, а потом отправился на остров Утойя и там, включив в плеере классическую музыку, хладнокровно расстрелял 77 человек.

На первый взгляд, его действия кажутся непоследовательными, но это только на первый взгляд. Они были заранее спланированы и подчинялись своей логике, имели четкую цель. Это привлечение общественного внимания, и не к самому факту террора, а к манифесту, который Брейвик накануне выложил в интернет и разослал людям по всей Европе. 518-страничный труд под названием "2083: A European Declaration of Independence" (2083 — Декларация независимости Европы), - по сути, компиляция взглядов радикалов и различных материалов по истории, религии и политике.

Происхождение манифеста Брейвик, в принципе, и не скрывает, но идеи, заложенные в декларации, - самые масштабные. Главная и основная мысль - борьба с исламом, который по мнению Брейвика, "осаждает современную Европу".

Что примечательно, на Утойе Брейвик расстреливал вовсе не выходцев с Ближнего Востока, а своих же, норвежцев - молодежь из правительственной партии НРП.

Почему именно их? Несмотря на кажущуюся ненормальность Брейвик очень четко расставил свои бесчеловечные приоритеты. Он точно рассчитал степень и мишень общественного воздействия. Его цель - белое европейское общество. Именно европейцев он толкал (и продолжает это делать из тюрьмы) на активные антиправительственные выступления.

Рассматривая этот террористический акт, следует постоянно задавать себе вопросы "почему" и "зачем". Для чего Брейвик выступил с такими невыполнимыми лозунгами? Почему избрал своей целью именно молодежь и именно на острове Утойя? Почему убил так много? Наконец, какие цели преследовал?

Бойня на Утойе и взрыв в Осло стали для Брейвика самой лучшей пиар-компанией: этот взрыв прогремел на весь мир, в считанные часы подарив террористу мировую популярность, как когда-то Марку Чепмену, застрелившему Джона Леннона. Но Брейвика не интересует популярность ради популярности, он преследует другие цели. Циничное попрание общественных норм шокировало общество, и на это рассчитывал террорист и его сообщники (ведь понятно, что одному человеку не под силу соорудить бомбу, сделать поддельное полицейское удостоверение, достать форму и оружие и написать манифест на полторы тысячи страниц).

Эти действия стали своего рода шоковой терапией для благополучного норвежского общества, и Брейвик продолжает ее и после того, как оказался за решеткой. Для начала через своего адвоката он бомбардирует начальство тюрьмы запросами, причем совершенно безумными, не имеющими друг к другу никакого отношения. Здесь и требование медицинского осмотра японскими врачами, просьба о сигаретах, и заявление о том, что в тюрьме он будет носить только военную форму. Когда ему было отказано, террорист заявил, что он наденет только свой красный свитер, в котором его сфотографировали журналисты.

Кроме того, он выдвигает ряд самых радикальных политических требований. "Его требования включают полный переворот в норвежском обществе, как и в Европе в целом, - сказал адвокат Брейвика, Гейр Липпестад. – Но это показывает, что он не понимает той ситуации, в которой оказался".

Адвокат настаивает на том, что его подзащитный нездоров психически, но его действия логичны и направлены только на одно — создание широчайшего общественного резонанса. Причем Брейвика совершенно не интересует, какова будет реакция общества - отрицательная или положительная. Он готов использовать любые общественные площадки, и поэтому судебное заседание, на котором его будут судить, сделали закрытым.

Западное общество, как это ни цинично будет сказано, слишком привыкло к терактам. В какой-то мере их к этому приучили СМИ, ежедневно транслирующие подобные новости в эфир. Но еще больше общество привыкло к тому, что эти акции проходят под зелеными знаменами - террористами в большинстве своем оказываются религиозные фанатики или люди, каким-то образом связанные с ними. И то, что один из самых страшных терактов в истории Норвегии с северной методичностью и хладнокровием совершил не кто иной, а благополучный и внешне добропорядочный норвежец - христианин, вызвало в стране (да и во всем мире) настоящий шок.

Причем методы знакомы. Взять хотя бы документ позапрошлого века - Катехизис революционера Сергея Нечаева, написанный летом 1869 года в Женеве. Библия профессионального революционера, он строится на отрицании любой нравственности:

"4. Он презирает общественное мнение. Он презирает и ненавидит во всех ее побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него всё, что способствует торжеству революции".

Да и методы норвежца подозрительно напоминают действия эсеров-бомбистов начала 20 века в России. Для осуществления целей он готов вступить в союз с кем угодно: с националистическими группировками из других стран, с иностранными разведками, с организованной преступностью. Цель оправдывает любые средства, и об этом же говорит Нечаев:

"10. У каждого товарища должно быть под рукой несколько революционеров второго и третьего разрядов, то есть не совсем посвященных. На них он должен смотреть, как на часть общего революционного капитала, отданного в его распоряжение. Он должен экономически тратить свою часть капитала, стараясь всегда извлечь из него наибольшую пользу. На себя он смотрит как на капитал, обреченный на трату для торжества революционного дела, только как на такой капитал, которым он сам и один, без согласия всего товарищества вполне посвященных, распоряжаться не может".

И этот теракт стал поводом для того, чтобы говорить, что в Европе наконец запустился механизм обратного действия: пик исламской колонизации достиг своего предела, и европейцы стали с опасением примерять на себя судьбу Сербии и Косово.

Европа становится колонией своих колоний. Это утверждение, вызывавшее усмешку в начале прошлого века, становится страшной реальностью для Европы начала века нынешнего. Связь по линии "колония — метрополия" оказалась намного глубже, чем подозревали сами колонизаторы, и порвать ее, просто покинув эти территории, оказалось невозможно. Эта линия стала своеобразным мостом обратной колонизации, и граждане бывших колоний устремляются в "свои" бывшие метрополии. Так, Британия стала вторым домом для индусов, Франция и Италия - для арабов из стран Магриба и чернокожих африканцев. И те проблемы, которые остались в колониях после ухода оттуда метрополий, вместе с эмигрантами приходят в Европу, порождая политическую и экономическую нестабильность, межэтнические и межконфессиональные конфликты. Но самая важная проблема, из-за которой европейцы не могут примириться с присутствием эмигрантов, лежит в плоскости различия менталитетов.

Уже сейчас в городах Франции, Британии, Италии, Испании и других европейских стран самопроизвольно создаются анклавы, в которых живут эмигранты. И здесь свои традиционные законы и свои правила, которые их жители диктуют европейцам. На этом фоне активизируются консерваторы и ультраправые радикалы, и именно призывы к отказу от политики мультикультурализма, к "очищению" Европы становятся той платформой, на которой эти силы сближаются и начинают получать общественную поддержку. Если использовать терминологию Ницше, можно сказать, что "белокурая бестия благородных народов" снова поднимает голову, спустя почти столетие сна. И под это определение как нельзя кстати подходит классический ариец Андерс Брейвик. Возможно он — предвестник новой эпохи варварства.

По сути, Брейвик призывает к революции, на весь мир заявив о том, что нынешнее правительство в Норвегии, да и во всей Европе, неспособно справиться с существующей ситуацией. А значит, основополагающие ценности, которые европейское общество все еще хранит, подлежат пересмотру, ревизии. Ведь именно они, по мысли террориста, завели Европу в этнический и религиозный парадокс. И выступление Брейвика - своеобразный выстрел из стартового пистолета, знак, который для кого-то предназначается.

Для кого? Этот вопрос наводит на размышления о политических силах, которые стоят за террористом. Еще неясно, кто это может быть помимо немногочисленных фашистов, но ясно, что эти силы постепенно приходят в движение и ищут возможность для диалога друг с другом. Сторонним наблюдателям становится понятно, что европейским политикам уже не удастся замолчать ту сложную культурную, религиозную и политическую проблему, которая зреет уже десятки лет. К чему приведет выступление Брейвика? Смогут ли европейские политики определить этот вызов и своевременно ответить на него, найдя компромисс между мультикультурализмом и засильем мигрантов? Готово, а главное — способно ли европейское общество на изменения? Это станет понятно уже в ближайшие годы. В завершение — несколько строчек из манифеста Андерса Брейвика.

"Не извиняйтесь и не испытывайте угрызений совести за убийство невиновных. В нашей работе невиновных нет потому, что они оказались именно там и в это самое время. Именно там, а значит, и понятно с какой идеей.        
Как только вы решили нанести удар, то лучше убить многих, чем не достаточно, иначе вы рискуете снизить желаемый эффект идеологического воздействия. Обязательно перед этим оставьте общественный документ, в котором поясните, для чего вы проводите операцию. Расскажите о том, что вы свободный человек Европы и рабом быть не желаете. Потребности многих всегда перевешивают потребности немногих.        
Если по каким-то причинам нападающий оказался жив и арестован, то это не конец".

И судя по неоднозначной реакции, которую вызвал теракт, это еще действительно не конец. В интернете идет активное обсуждение действий Андерса Брейвика, у него уже есть свои сторонники. Неужели толерантная Европа возвращается в 30-е годы ХХ века?

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь