Павел Ремнёв, обозреватель. Проблемы 94 ФЗ

"... те, кто размещает эти заказы, не прочь превратить поле государственных закупок в поле чудес - торги могут проводиться с нарушениями, а контракты отдаваться аффилированным фирмам..."

     30 марта Президент России Дмитрий Медведев дал команду ФАС - призвал Федеральную антимонопольную службу обратить пристальное внимание на проблему контроля в области государственных закупок. За пять последних лет воровство в сфере государственного заказа достигло поистине огромных масштабов. Еще осенью 2010 года в отчете контрольного управления администрации было озвучено, что объем воровства на госзаказе составляет 1 трлн. рублей в год. За пять лет размеры взяток выросли с трети стоимости контрактов до половины. А закон, который призван регламентировать порядок проведения государственных закупок, попросту не работает, признал президент. «Организация тендерной работы идет довольно сложно, далеко не всегда правильным образом», — заявил глава государства. И это несмотря на то, что прошло уже больше пяти лет и внесено уже два десятка поправок. Федеральный закон номер 94 так и не может охватить все государственные закупки - проблема очень обширна и многогранна. Существенную сложность добавляет еще и то, что те, кто размещает эти заказы, не прочь превратить поле государственных закупок в поле чудес - торги могут проводиться с нарушениями, а контракты отдаваться аффилированным фирмам. Только в первом полугодии 2010 года сотрудники ФАС обнаружили, что из почти 77 тысяч госзаказов в 21% случаев были те или иные нарушения. Как ни пытались законодательно закрыть эти лазейки, возможности для коррупции все равно остаются. Впрочем, обо всем по порядку

      Закон был принят в 2005 году, и его главная цель — экономия бюджетных денег. В законопроекте предусматривался порядок размещения заказа, проведения торгов, определения победителя - предпринимателя, которому и достанется государственный заказ. С одной стороны, это более честная и открытая система, чем ранее. Открытость автоматически подразумевает поощрение конкуренции: чем больше предпринимателей знают о заказе, тем большее количество может вступить в конкурентную борьбу. Соответственно, экономятся бюджетные деньги - из большего числа предложений закон обязывает выбрать самое выгодное. Естественно, это положительно должно влиять и на развитие частного бизнеса, рынок государственных заказов очень емкий и обладает хорошим потенциалом. По мысли законодателей, сплошные плюсы, куда ни глянь.

    Но, к сожалению, закон не смог искоренить главное, то есть то, для чего предназначался: коррупция в общероссийском масштабе по-прежнему цветет пышным цветом. Возможно, это связано с особенностями русского менталитета, клановостью во властных структурах - тяжелым наследием имперского и советского прошлого. Не случайно в середине 19 века появилась горькая поговорка русских крестьян: «не по чину берешь» - народ уже тогда составил себе примерный прайс-лист чиновников разного ранга.
    Новый закон должен был свести участие чиновников в торгах до минимума, то есть система бы функционировала как бы сама по себе, автономно. Но рынок государственного заказа, к сожалению, все еще далек от совершенства. На сегодняшний день можно отказаться от торгов и просто отдать контракт в руки заинтересованной фирме. Например, в Омске с 2007 года не проводились аукционы на 7 млрд. рублей муниципальных денег, а эффективность размещения заказа администрацией города снизилась в пять раз, составив в 2010 году всего 175 миллионов рублей. Можно с нарушениями провести торги, изменить время и место, оставив неугодных участников в неведении. При проведении торгов на электронных площадках в Омске работа сайта сознательно «тормозилась». И хотя ФАС преподносит виртуальные аукционы как основную антикоррупционную меру, обеспечивающую максимальную прозрачность, алгоритмы определения победителей вполне можно составить для того, чтобы выбрать «нужного» поставщика, - электронные торги спровоцировали «умную» коррупцию. Кроме того, по закону предпочтение отдается только цене, а на качество товара или услуги обращается внимание во вторую очередь. А значит, появляется шанс и для недобросовестных поставщиков. По закону начальная цена контракта не может быть четко определена. Это значит, что некачественный, но дешевый товар гарантированно выиграет на аукционе, где будут представлены качественные, но более дорогие товары и услуги. Пример областной клинической больницы это доказывает: говядина, которая поставлялась в крупнейшее за Уралом медучреждение по госзаказу, в пищу не годилась. Мало того она была попросту опасна для жизни. И хорошо, что врачи вовремя провели экспертизу - к больным зараженное мясо все-таки не попало. Другая крайность - это сложность при закупке технических средств. Дешевая техника будет требовать больших затрат в эксплуатации, и соответственно, цена вопроса за несколько месяцев или лет вырастет в разы.

     Соответственно, тандему из недобросовестных поставщиков и чиновников, которые их могут прикрывать, закон не мешает. Напротив, сами заказчики ограничены законодательством: нет методик четкого описания качества необходимой продукции и нет возможности связать цену с качеством, чтобы купить именно то, что нужно. Закон вполне может обязать заказчика приобрести ненужный товар. А расторгнуть контракт можно только в судебном порядке. Опять же затраты времени и денег, что в условия рыночной экономики ведет к банкротству.
     Поэтому сейчас закон стал предметом ожесточенных споров Минэкономразвития и ФАС. Первые справедливо указывают на многочисленные недостатки и требуют упразднить закон, заменив его ФКС - федеральной контрактной системой. Суть концепции ФКС состоит в том, что, кроме электронного аукциона, применяемого сейчас в большинстве случаев, предлагается ввести открытые и закрытые конкурсы. На усмотрение заказчика остается, вводить или нет предварительную квалификацию перед торгами и конкурсами. Кроме того, для размещения заказа предлагается в некоторых случаях ограничиться конкурентными переговорами. Так надеются отсеять от госзаказа поставщиков с низкой квалификацией, которым сейчас отдается предпочтение из-за предлагаемой ими низкой цены. Минэкономразвития рассчитывает не только уменьшить коррупцию, но и потеснить ФАС, которая сама монопольно расположилась на рынке госзаказа.
    В конечном счете было принято соломоново решение: оба ведомства будут совместно разрабатывать очередную поправку к ФЗ-94, не прекращая в то же время работы над федеральной контрактной системой, которая в перспективе может заменить злосчастный закон. Но пока идет подготовка к реформе, нечистые на руку чиновники продолжают пользоваться дырами в законе.
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь